© Bibliothek von Lariol Lernstudio www.lariol-lernstudio-berlin.ru.gg/
   
  БИБЛИОТЕКА ЛИТ. ИНСТИТУТА ИМ. А.П.ЧЕХОВА
  -Интервью с Л.Ерёминой
 

Текст представлен в авторской редакции.


ИНТЕРВЬЮ С ХУДОЖНИЦЕЙ
 

                                                                     Автор: Надежда Рунде

   Имя казахстанской художницы Любови Ерёминой, несмотря на её молодость, достаточно известно. В её иллюстрациях поражает необычайная теплота красок. Книги, иллюстрированные рукой Любы, отличает сила проникновения в образы, в характер отображаемой темы.


/Фото автора. 'Художница Любовь Ерёмина в окружении любимых героев. '/


   Несколько книг, проиллюстрированных художницей, вышли в Германии на немецком и английском языках, несколько – на русском, и их с удовольствием читают как немецкие ребятишки, так и дети переселившихся в Германию российских немцев. Но на каком бы языке не издавались эти книги, рисунки самобытного автора всегда говорят на языке любви и привносят в мир добро.
В предлагаемом интервью художница ответила на некоторые вопросы, касающиеся её творчества.

- Некоторые из художников-иллюстраторов признаются в том, что работа над книгами для детей - возможность снова побывать в детстве...

- Да, наверное, некоторые художники видят это именно так. Я же никогда и не становилась взрослой (в полном значении этого слова). Я иногда люблю подурачиться, поиграть, обожаю мультфильмы. Мне всё это близко, мне не приходится вспоминать своё «далёкое детство», оно всё ещё рядом.

- Расскажите о том, как, учась в школе, вы разрисовали подъезд в своём доме. Ведь именно с этого времени в городе вас впервые заметили как художницу...

- Как-то раз все наши соседи собрались и решили сделать в доме ремонт. Конечно, они знали, что я рисую, поэтому их осенила идея разрисовать подъезд! Я охотно согласилась. Рисовала разных весёлых зверят возле дверей и на щитках, кто каких заказывал. Например, соседи Косолаповы заказали медвежонка Винни-Пуха. С первого по пятый этажи на стенах были ромашки. Конечно, все соседи были в восторге от оформления. Приходили и посторонние люди посмотреть, так как про наш подъезд даже написали в газете. Самый крупный рисунок был под лестницей на полу - очаровательная белая лошадь, которой сразу же очень не повезло. Её сделали конём в первый же день. И сколько я не закрашивала подрисовки неизвестных художников, всё было бесполезно. Кто-то упорно хотел разделить со мной первую скромную славу художника.

- Кто привил вам интерес к рисованию? С чего всё началось? Могли бы вы вспомнить какие-нибудь ситуации, связанные с первыми попытками рисования в детстве?

- Точно не помню, с чего всё началось, но знаю, что когда я начала осознавать себя, а это произошло где-то в три годика, то уже рисовала. Рисовать мне очень нравилось, родители и воспитатели в детском саду стали это замечать. Меня выделяли в детском коллективе, хотя, когда я вижу каракули тех лет, мне непонятно, что в них было такого особенного. Помню, что я постоянно изрисовывала все, что только попадало под руки: альбомы, тетради, листочки. И так как мы жили тогда не очень хорошо и бумаги для рисования было мало, то в четыре года я изобрела «замечательный» выход из затруднительного положения. Пока никто не видел, я надрывала обои в коридоре, рисовала бегом что-то «необходимое», потом снова приклеивала обои к стене. Так продолжалось какое-то время, пока однажды моя старшая сестра не прислонилась к стене. В этот момент мои «творения» открылись немногочисленной публике для обозрения. Помню, что мама была в ужасе.  Мой папа тоже немного рисует. Когда я была маленькой, он работал на Севере и всегда присылал нам письма со своими рисунками. Это было такое счастье! Я мечтала тогда рисовать так же, как он. Но выходили только кривые зайчики и волки. В ту пору это была главная моя тема, наверное, из-за любимого мультфильма «Ну, погоди!» Родители часто мне говорили, что как только подрасту, то пойду в художественную школу. Я росла и с нетерпением ждала наступления этого чудесного момента.

- Можете вспомнить свою первую книгу? Что вас привлекало в детских книгах – тексты, рисунки?

- Моя мама работала в детском саду, поэтому детских книг у нас было много. Особенно запомнилась старая потрёпанная книга Корнея Чуковского «Чудо-дерево». Сказки про Айболита, Авву, Тяни-Толкая казались безумно интересными. Особенно нравились картинки, сделанные тушью и пером. Это была одна из первых книг, а потом были другие. Я очень любила книги!

- Чувствовали ли вы уже в детстве, что станете иллюстратором детских книг? Как это проявлялось?

- В общем-то нет, но у меня была мечта оживить своих героев, я просто бредила этой идеей, вырезала их из своих рисунков, а также из книг, детских журналов, играла ими. Взрослые мне объяснили, что оживить рисунки можно только в мультфильмах. И я решила, стану мультипликатором. Все ученики и учителя художественной школы так и говорили, что я будущий мультипликатор. А потом было ужасное разочарование: я узнала, как делают мультики! Бесконечное копирование с небольшими изменениями – тоска зелёная!!! Тогда я решила закончить какое-нибудь высшее художественное заведение и уже потом  думать, что буду делать дальше.
 
 - Считается, что самое трудное и интересное для художника-иллюстратора книги – не ограничиваясь рассказом о  героях, передать настроение текста. Что главное в  иллюстрации детской книги, на ваш взгляд? Какой она должна быть, чтобы понравиться ребёнку?

- Для меня главное – донести естественно и выразительно смысл произведения, показать переживания героев. Иллюстрация должна быть отражением текста. Если какая-то сцена грустная, то иллюстрация не должна быть радужно-яркой, а герои не должны быть весёленькими, но со слезами на глазах. Ребёнок должен сопереживать героям, поэтому рисую естественную кислую физиономию. Я всегда стараюсь передать то чувство, которое испытывает герой. Иногда это сложно. Например, обиженного можно принять за злого. Многие люди говорят, что детям нравятся яркие цветные иллюстрации с крупными героями и деталями. Но я хорошо помню, когда я была ребёнком, то любила иллюстрации тушью, нарисованные одной линией, с кучей деталей. Также была одна книга, на обложке которой было тёмное загадочное дерево, в ветвях и дуплах этого дерева пряталось множество существ. Их сразу было не разглядеть, это-то и было фантастически интересно! Мы с сестрой и братом бесконечное количество раз разглядывали эту иллюстрацию. Думаю, чтобы ребёнку понравилась иллюстрация, она не обязательно должна быть упрощённой, яркой и задобренной, хотя этого и не исключаю, дети ведь разные!

- Расскажите о времени, проведённом в художественной школе. Чем оно вам памятно? Кто были ваши педагоги?

- Художественная школа – чудесный период моей жизни. Хотя было очень сложно совмещать общеобразовательную школу с художественной, но это было счастье. Мне было странно, что большинство детей ходило в «художку» насильно. Была бы моя воля, я жила бы там, не выходя. Все учителя были отличные, все замечательно ко мне относились. Конечно же, самой дорогой учительницей была Ольга Викторовна Клейн, которая очень любила меня. Она была мне и лучшим другом, даже стала моей крёстной мамой. Она научила меня многим вещам, привила любовь к тем предметам, которые казались мне скучными. Она постоянно хвалила меня, хотя я привыкла только к критике, из-за чего была очень не уверенной в себе. Только с ней я почувствовала себя особенной, впервые в жизни.

- Сколько детских книг вы проиллюстрировали? Какие из них вам особенно запомнились?

- К настоящему времени я проиллюстрировала больше десяти книг. Назову некоторые из них: пьеса-сказка Бэлы Иордан «Подарок весёлому городу» (Германия), «Макарова Рассоха» автора Владимира Эйснера (Германия), «Шутки для Мишутки» автора Т. Кайгородцевой (Казахстан), «Повелитель снов» автора Ю. Гайдай ( Казахстан). А совсем недавно я закончила очень большую работу – оформление литературного сборника для семейного чтения «Летучие слоники». Это издание объединяет работы авторов, пишущих для детей. Вернее, я рисовала для двух книг. Первая книга «Летучие слоники» включает в себя произведения для малышей, а вторая, «Глаголы уходящего времени», для подростков. Эти два тома выйдут совсем скоро в Германии. В них включены работы на русском языке тридцати авторов из Германии, России и Казахстана. Среди авторов-казахстанцев известные имена: Валерий Куклин, Евгений Титаев, Елена Зейферт. В оформление альманаха было вложено много сил и времени, но так как я обожаю графику и тексты пришлись по душе, то этот труд был мне в радость! Только для «Летучих слоников» я сделала 75 графических работ.
Если говорить о разных авторах, то каждый из них – это всегда открытие нового творческого мира, иной вселенной, и я по-разному оцениваю свою работу над иллюстрациями к той или иной книге. Что-то удаётся, что-то выходит не так, как хотелось бы. Например, рассказы из книги «Макарова Рассоха» очень тронули меня, но думаю, что не всё получилось, потому что к тому моменту, когда я начала оформлять книгу, имела о Севере очень отдалённое представление.

   Оформлять пьесу-сказку «Подарок весёлому городу» мне было особенно интересно, ведь её герой – мой коллега! Но в отличие от моих рисунков, его рисунки ожили. По сути, в замечательном произведении Бэлы Иордан осуществилась страстная мечта моего детства.

   К сожалению, книги казахстанских авторов Кайгородцевой и Гайдай мне так и не довелось полистать. Книга «Повелитель снов» была издана всего в нескольких экземплярах. Это любящая мама заказала своей дочери подарок на день рождения, оформив сказку-фэнтэзи, которую та сама придумала.
   А книга Татьяны Кайгородцевой пока не вышла в свет, в Казахстане всё это очень сложно и делается крайне долго.

- Люба, как вам удаётся повышать свой профессиональный уровень?

- Я постоянно рисую, придумываю что-то новое, пробую себя в разных стилях. Когда сталкиваюсь с какими-то трудностями в оформлении, начинаю думать, как с этим справиться, ищу решения до тех пор, пока не добьюсь желаемого результата. Чувствую, что с каждой новой книгой, работой я расту.

- Расскажите о том, как проходит ваш день, когда вы заняты большой работой, например, иллюстрированием книги.

- Когда я с утра приступаю к рисованию, то прерываюсь только на обед или какие-то неотложные домашние дела. Если ничто и никто не мешает, то могу просидеть над рисунком до позднего вечера. Я настолько погружаюсь в работу, что не могу от неё оторваться. В этом, конечно, моя проблема, мне не удаётся разумно чередовать работу и отдых. Выручает то, что через день у меня спортивные тренировки. В такие дни я рисую только до пяти часов. А вот по ночам, как это принято у некоторых художников, я не работаю.

- Как вы работаете над иллюстрацией? С чего эта работа начинается? Какую задачу вы ставите перед собой?

- Конечно, перед оформлением иллюстраций я очень внимательно исследую текст, выделяю главные сцены, продумываю все иллюстрации, которые нужно будет сделать, и только потом рисую. Я придумываю героев, делаю наброски, пока не получится «тот самый». Потом на «чистовике» рисую нужную ситуацию. Затем делаю всё в цвете, используя гуашь и акварель, и заканчиваю всё обводкой и карандашами, кое-где ставлю блики - после этого всё готово! Моя задача – сделать всё по максимуму красиво и выразительно!

- Что более всего удаётся в иллюстрации лично вам?

- Мне кажется, что лучше всего получается передать эмоции героев.

- Хотели бы вы проиллюстрировать что-нибудь из классической литературы? Например, сказки Пушкина, братьев Гримм или Андерсена?

- И да, и нет. Да – раньше. Когда я увлекалась сказками (я много читала), то многие мне настолько нравились, что хотелось обязательно «выплеснуть» на бумаге, изобразить так, как мне это представилось. Часто встречались такие темы, на которые я бы очень хотела рисовать –  о принцессах, рыцарях на могучих лошадях, о замках . Нет – поскольку все эти классические сказки уже были когда-то кем-то оформлены. И моё оформление тех же произведений – своего рода соперничество. А я не люблю соперничать. Мне интересней оформлять новое, где, придумывая героев, не будешь опираться на то, что уже есть.

- Хотелось бы вам быть похожей на кого-нибудь из известных современных иллюстраторов детской книги? Какие наиболее интересные из их работ вы могли бы назвать?

- Мне очень нравятся работы Владислава Ерко. Особенно графика к рассказам Пауло Коэльо, ну и, конечно, иллюстрации к детским книгам. Например, к «Снежной королеве». У него очень интересная техника. Копировать чью-то художественную манеру? Мне не хочется этого делать. Может, я неправильно мыслю и со временем моё мнение изменится, но сейчас мне представляется это чем-то вроде воровства. Всё, чему я хотела бы у него поучиться, так это прорабатывать мелкие детали, что требует, видимо, особого терпения и усидчивости.

- Какую книгу, текст вы бы не стали иллюстрировать?

- Думаю, что ту книгу, в которой попирается нравственность. Это принцип. Я против того, чтобы детям прививали что-то аморальное, и не хочу в этом участвовать.

- Что для вас общественное признание? Получали ли вы какие-то награды, премии?

- Я, как и каждый человек, хочу чувствовать свою полезность обществу. Когда я этого не ощущаю, то у меня начинается депрессия. Да, награды, премии были. Я постоянно участвовала в разных конкурсах, выставках. Чаще были первые места, давали призы, грамоты, дипломы. Последний раз, когда я участвовала в конкурсе меценатов в городе Костанае, то получила гран-при. На сумму, которую мне вручили, я смогла купить себе компьютер, что дало мне новые возможности.

- Как отзываются о ваших работах посетители выставок?

- Знаете, отзывы практически все были положительные. Есть люди, которые приходят в художественный салон, чтобы купить именно мои работы. Но были и крайне критические замечания в мой адрес, правда, ничем не аргументированные. Думаю, так бывает всегда. Ведь не может же всем людям без исключения нравиться одна и та же вещь. Кому-то нравится, кому-то нет...

- Есть ли у вас любимая работа?

- Есть. Это графическая работа «Безнадёга». На этом рисунке я изобразилала бездомного пса под дождём. Эта работа мне особенно близка, потому что, как любой тонко чувствующий человек, я не раз переживала чувство ненужности, одиночества. И нарисовала я этого пёсика, чтобы выразить то, что я чувствовала в момент собственного переживания. Самое интересное, что все, кто видели этот рисунок, сказали, что они такие же бесприютные, как этот пёсик. Как много людей испытывают подобные чувства...





   Эта картина висит в доме моих родителей, и папа искренне считает, что на рисунке изображён именно он.


Интервью Надежды Рунде



   Ссылка на статью: 
 
http://www.deutsche-allgemeine-zeitung.de/rus/index.php?option=com_content&task=view&id=1176&Itemid=49



© Копирование и тиражирование материалов 
разрешается с указанием на источник.

 
© Bibliothek von Lariol Lernstudio
www.rusbiblioteka.ru.gg/
E-Mail:katalogknig@rambler.ru

© Literariischer Fonds Leo Hermann
www.litfond.ru.gg/
E-Mail:litfond@mail.ru

© Wettbewerb 
http://konkursant.ru.gg/
E-Mail:litkonkurs-berlin@yandex.com

© LariOl Lernstudio

 


 
  Сегодня были уже 67524 посетителей (167878 хитов) здесь!  
 
=> Тебе нужна собственная страница в интернете? Тогда нажимай сюда! <=
© Bibliothek von Lariol Lernstudio www.lariol-lernstudio-berlin.ru.gg/