© Bibliothek von Lariol Lernstudio www.lariol-lernstudio-berlin.ru.gg/
   
  БИБЛИОТЕКА ЛИТ. ИНСТИТУТА ИМ. А.П.ЧЕХОВА
  О сложившихся стереотипах
 


© Автор статьи - Егор Гамм.
 

О СЛОВШИХСЯ СТЕРЕОТИПАХ В ПУБЛИКАЦИЯХ И ВЫСТУПЛЕНИЯХ ПО ТЕМЕ ОБЩЕСТВЕННОГО 
ДВИЖЕНИЯ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ.
  

 

 

тируем будущее.

(Никита Михалков: «Манифест

просвещённого консерватизма»).

Перестав делить прошлое, мы обретаем настоящее и гаран –

 

Оглавление:

 

Короткое вступление....................................................................................................стр. 1.

 

Вторую мировую войну начала не нацистская Германия и Гитлер нанёс превентивный удар Советскому Союзу с целью спасти Европу от порабощения большевиками............................................................................................................... стр. 1.

 

Благодаря тому, что Германия (напомним: нацисткая) приняла на себя удар коммунистического СССР, удалось сдержать процесс большевизации Европы, что в конечном итоге привело к краху СССР ................................................................стр. 4.

 

О призыве Ильи Эренбурга «Убей немца!» и чудовищных издевательствах Красной армии над немцами в Германии в заключительной фазе войны........стр.6.

 

О великих немцах в России и Советском Союзе.....................................................стр.8.

 

О мотивах переселения российских немцев в Германию.....................................стр.12.

 

О депортации советских немцев................................................................................стр.13.

 

О потерях советских немцев в трудармии. Немцы на спецучёте (под комендатурой)................................................................................................................стр.21.

 

О целенаправленном и планируемом геноциде российских немцев..................стр.26.

 

О рассеянности немцев в СССР и в новой России и её причины.......................стр.31.

 

Как видится реабилитация с автономизацией российских немцев в среде наших публицистов. Моё отношение к этому определяющему вопросу.......................стр.33.

 

О положении российских немцев в Германии после их иммиграции. Взаимоотношения с обществом и властями..........................................................стр.43.

 

Советская власть насильно отняла у российских немцев возможность говорить на родном языке и поэтому они сегодня испытывают сложности с освоением немецкого языка в Германии....................................................................................стр.47.

 

В № 4, 2010 той же ПАНОРАМы некий Николай Жермаль уже без всяких оговорок рубит напрямую: «В 1941 году Германия, спасая Европу, нанесла превентивный удар по СССР, и он (СССР) вступил в войну заведомо готовым к ней, с огромными материапльными и людскими ресурсами, с вооружёнными силамит, которые в 5-7 раз превосходили армию Германии. Несмотря на первоначальные неудачи, СССР с помощью союзников в 1945 году победил Германию». Конечно, автор тут же ссылается на великого пакостника Суворова и его книгу «Ледокол». На него ссылаются все, кто затрагивает тему причин войны Германии и СССР и обвиняет в этом СССР. Редакция журнала почувствовала некоторую неловкость от прямолобости Жермаля и выразила своё мнение, сводящееся к тому, что вместе с СССР равную ответственность за Вторую мировую войну несут лукавые ведущие державы мира – США, Англия, Франция и ещё некоторые силы, о которых нужно догадываться, хотя здесь нет никакого секрета и это выражалось в ряде статей. А Жермаль сообщает читателю, что ОБСЕ приняла резолюцию о равной виновности и ответственности перед историей сталинизма и гитлеризма. Какое открытие! Эту очевидную истину сейчас мало кто опровергает и никакой призрак сталинизма по России не бродит. Нужно только различать, кто из двух тиранов за что ответствен.

Mein Kampf" , Hitler) такая нить не обнаруживается, здесь вполне хватает своей ненависти к «неполноценным» или вовсе «вредным» рассам, национальностям.OWP в том же номере помещает статью немецкой газеты в Намибии, в которой, кроме уже привычных извращений, утверждается: «Самыми страшными были русские. Они грабили, убивали и насиловали. После капитуляции из-за действий всех оккупационных сил погибло ещё 8 млн. немцев. Это официальная минимальная цифра, которую даёт Федеральное статистическое управление. На самом деле это число погибших, скорее всего, гораздо выше (подч. мной)»

 

О великих немцах в России и Советском союзе. Великая роль немцев в становлении российской государственности и управлении во всех её сферах, в первую очередь в военной, научной и культурной, бесспорно. Во многих музеях, книгах, галлереях Россия не скрывает эту роль деятелей немецкого происхождения. Самое заметное проникновение элиты немцев в Россию отмечается при Петре Первом и последующих достаточно бесталанных императриц до Екатерины Великой. При Екатерине Второй роль той же элиты немцев в государственном управлении не снижается, но тут на сцену российской жизни появляются потоки землепашцев, ремесленников и пр. работящего люда из разодранной распрями и войнами Германии. Крепостная Россия в то время феодальной собственности на всех крестьян, составляющих подавляющую массу населения России, не имела класса людей, стимулированных к освоению огромных степных просторов с плодородными землями, которыми завладела Россия в результате успешных войн. Напротив, даже свои традиционные земельные просторы обрабатывались далеко не все. И приглашение немецких землепашцев на освоение завоёванных земель, а так же неосвоенных земель на Волге, на Кавказе, на Украине представляется государственным актом чрезвычайной важности. У нас, российских немцев, есть все основания гордиться тем фактом, что и эта часть немцев внесла очень заметный вклад в становлении великой России. Мы стали одним из равнозначных её народов под названием «российские немцы».

Wolgadeutsche, то ничего подобного никогда не наблюдалось. Даже на Волге соседствующие с ними немцы, в первую очередь Platdeutsche, никогда не смешивались с ними, слишком велика была разница в ментальности и религиозных воззрениях. А довод о невозвращении немцам Республики как главном мотиве массового исхода немцев из СССР и РФ в Германию представляется либо намеренной, либо наивной закомплексованностью от долгого употребления когда-то сложившегося стереотипа.

 

О депортации советских немцев. Это один из самых живучих и нещадно эксплуатируемых стереотипов. Когда авторы упоминают депортацию, то чаще всего привязывают к ней всех советских немцев в буквальном изложении. В своём письме известному журналисту А. Фитцу я уже писал по этому вопросу по поводу его статьи «Работа немца любит», однако подобные утверждения продолжаются у него и у других в той же или близкой размерности.

Volk auf dem Weg“ (1993) из мест между Днепром и Днестром ушли 350.000 немцев. С окончанием войны вернули и отправили в Сибирь 250.000 немцев из СССР. То, что цифры сильно округлённы, говорит о их неточности, но по логике вещей они близки к фактическим: 1.600.000 - общая численность немцев в СССР по переписи 1939 года, затем принято количество депортированных – 800.000 немцев. Из 800.000 оставшихся 350.000 оказались в зоне окупации и позже ушли вместе с отступающей гитлеровской армией. По этой арифметике выходит, что на все не окупированные зоны как Сибирь, Оренбуржье, Уральский регион, Алтай, Казахстан, Киргизия приходилось примерно 450.000 немцев. Вполне логическая цифра, хотя м.б. и заметные отклонения. Samara) в АССР НП, где закончил какие-то педагогические курсы и учительствовал в школе в районном центре Куккус. Видимо, строгая общинная мораль меннонитов его тяготила, где-то и как-то он увлёкся материалистическими идеями и коммунистической идеологией и подался в Республику немцев Поволжья, где это уже стало идеологией почти всеобщей. В меннонитских колониях, откуда и мои родители, нравы, вплоть до их разгона, оставались твёрдо религиозными и образование ограничивалось где-то пятью классами. Всё это не устраивало беспокойный ум Д.Д. и он порвал с меннонитством и стал убеждённым советским атеистом. Редчайший случай в меннонитской общине! Впрочем, нравы Оренбургских меннонитов мне мало известны и утверждать это по отношению к ним не могу. Примерно за год до депортации он заболел туберкулёзом лёгких, а в холодной Сибири болезнь ещё более обострилась и сделала его абсолютно неработоспособным. Энергичная и здоровая жена взяла на себя все хлопоты по работе и обеспечению пищи в особо сложных условиях первого года жизни с больным мужем и двумя детьми в условиях холодной Сибири и в положении депортированных. Записи велись в дороге к месту депортации и далее до первого января 1942 г. Болезнь автора дневника всё более обострялась в условиях совсем непривычного холода и он умер через месяц, когда в последний раз вышёл, чтобы привезсти муку. При всём своём страдальческом положении безнадёжного туберкулёзника Д.Д. оставался твёрдым атеистом до самой смерти и в душе даже как-то соглашался с необходимостью депортации немцев. Больше он осуждал бестолковое исполнение этого акта.Hochdeutsch (Берлинский, общепринятый в культурной среде диалект) коренные немцы отличают за версту. Так что сама по себе идея создания трудовой армии из немцев во время Отечественной войны в данном случае оправдана. Идея, но не практика исполнения. цифры достаточно близки к приведённым в журнале Deutsche aus Russland gestern und heute (Volk auf dem Weg).

А теперь посмотрим несколько др. публикаций. В очень глубокой статье Вормсбехера, Дашичева и Зейферта в журнале «Свободная мысль» (№9, 2009) уже утверждается, что немцев в трудармии и местах поселения при депортации погибло 1/3 (33%) от всех советских немцев. Допускаем, что в местах расселения погибло по численности половина людей от погибших в трудармии. Тогда по цифрам, приведённым в предыдущем абзаце, число погибших в трудармии и в местах расселения при депортации составит примерно 8% от общей численности немцев в СССР без окупированных территорий. В этих подсчётах трудно отделить погибших от естественно умерших. И для русских эта величина, не считая громадных потерь на фронтах, в окупированных территориях, в блокадном Ленинграде, в условиях военного времени была не меньше.

Ost-West-Panopama Nr.08, 2010: Gottlieb Eirich?) эмоции захлёстывали, а редакция журнала не удосужилась привести эти цифры в чуточку корректный вид или приписать позицию редакции. Ну, позиция журнала хорошо известна: чем страшней, тем лучше.Cреди публикаций на эту тему очень часто мелькает цифра 1/3 (33%) погибших в трудармии российских немцев от всей их численности на тот момент в СССР. Если эту цифру перевести на призванных в трудармию, а призывалось примерно 25% от всего населения немцев, то выходит, что погибли как минимум 100% всех призванных. И вообще, делёж выпавших страданий в общей беде – дело в высшей степени неприличное.». вед. в Volk

 

Ost

подсчётам

-West-Panorama Цифры не привод. 500.000 50 По нашим Volk auf dem Weg. 2006“. Приведённые в табл. сравнительные цифры у меня особых сомнений не вызывают, они вполне логичны. Выпишем самые показательные из них для нашего исследования.Ost-West-Panorama" Nr.09 (2010) Генрих Дауб эту мысль выражает так (перевод с немецкого): «Вы пишете: Российские немцы являются потомками немцев, которые более 200 лет назад эмигрировали из Германии в Россию и ещё с тех пор рассеяны по всей территории бывшего СССР. Мой комментарий (Генриха Дауба, прим. моё): это Вами неверно преподносится. Российские немцы рассеялись не 200 лет назад «по всей территории бывшего СССР», а с 1941 года после сталинской депортации. Наверное, Вам известно, что существовала такая левая диктатура, которая нам, российским немцам, хорошо знакома. До этого российские немцы жили в довольно замкнутых местах поселения: в Украине и в Волжском регионе».Neu-Samara), в Башкирии, в Сибири: в Омской, Новосибирской, Кемеровской областях; в Алтайском крае, в Кулунде, в Киргизии. Интересно отметить, что в Киргизии быстро растущая колония образовалась в результате исхода «правоверных» меннонитов в Среднюю Азию при расколе этой церкви на «братскую» и «церковную» общины (Brüdergemeinde und Kirchliche Gemeinde). В эти же места, в меньшем количестве, поселялись немцы и др. конфессий. Ещё до 1917 года немцы в России были разбросаны вплоть до Амура. Поэтому говорить о каком-то более или менее общем компактном этносе немцев в царской России не приходится. Никому и в голову не приходила тогда идея о предоставлении немцам какой-то единой автономии наподобие латышей, литовцев, финнов, у которых была своя государственность в рамках Российской империи. Самое заметное компактное, официально автономное, образование (и единственное в СССР!) – АССР НП объединяло в 1939 г. 21% всех немцев. В России до революции 1917 года немцы частью растворились в городах, а большей частью объединялись в рамках многочисленных общинно-церковных образований. В советское время эта традиция по возможности продолжалась вплоть до полного прикрепления всех немцев к административным образованиям по месту жительства.Volk auf dem Weg. Deutsche aus Russland gestern und heute). В конце 1970-х в Руководстве СССР созрела идея, на мой взгляд вполне здравая, образования в этом месте национальной Республики немцев. Однако, из-за резкого неприятия этой идеи казахской интеллигенцией, студенчеством республика так и не состоялась. Я был близок к этому процессу и непосредственно наблюдал его, начиная от закрытого письма ЦК КПСС и кончая кордонами милиции в Караганде и в др. областных центрах, а затем кадровыми перестановками в связи с этим в верхах Каз.ССР. А немцы в Казахстане давно уже никуда не рвались, ни на Волгу, ни куда-либо ещё, пока не начался великий обратный исход в Германию на свою «историческую родину».

 

Как видится реабилитация с автономизацией российских немцев в среде наших публицистов. Моё отношение к этому определяющему вопросу. К комплексу стереотипов по этой теме следует отнести прежде всего требование восстановить Республику немцев Поволжья – АССР НП. Некоторые публицисты, и прежде всего самые известные, теперь уже склоняются к тому, что такая акция имела решающее значение для полной реабилитации российских немцев до определённого времени, а теперь следует искать другое место и другую форму, соответствующие реалиям сегодняшнего дня. А большинство, не вникая в суть произошедших изменений, продолжают повторять старый стереотип – восстановление немецкой республики на Волге. В недавнем интервью А. Фитц, к моему большому удивлению, заявил, что и сейчас считает этот вариант автономизации вполне актуальным для решения острейшей проблемы нереабилитированности российских немцев. И сейчас большинство публицистов настолько часто используют этот «неотразимый» довод, что без него не обходится большинство выступлений. А для усиления убедительности этого стереотипа настаивают на аргументе, который им представляется неотразимым, аксиоматическим: если бы в 1950-х – 60-х годах эта республика была восстановлена, то 2,5 млн. советско-российских немцев не ушли бы в Германию. Наивность этого аргумента в устах самых крупных публицистов и деятелей общественного движения просто необъяснима. И всегда в обвинение руководству СССР и нынешней России ставится тот факт, что другим малым депортированным народам советское руководство вернуло автономию в прежних границах, а вот немцам, из побуждений непреходящего неприязненного к ним отношения, этого не было сделано даже в 60-е или 80-е годы прошедшего столетия.

 

О положении российских немцев в Германии после их иммиграции. Взаимоотношение с обществом и властями ФРГ. По достаточно серъёзным данным в Германию из СССР и затем России со странами СНГ до 1 января 2010 года переехало 2.343.677 немца. Не вдаваясь в исследование, сколько среди них ненемцев как вторых членов семей и прочих «попутчиков», можно с определённой уверенностью утверждать, что сейчас в Германии проживает не менее 2,5 млн. российских немцев. Здесь тоже есть определённая натяжка или приблизительность, посколько заметная часть из них, в подавляющем большинстве родившиеся уже в Германии, настолько интегрировались в германское сообщество, что их уже не отличить от коренных немцев. Но и такая масса не- или не вполне адаптированных российских немцев представляют определённые проблемы, которые вполне решаются государственной программой интеграции и естественным путём. В нашем случае решение упрощается тем положением, что немцы заметно иной ментальности интегрируются в классическую немецко-германскую среду. При этом отметим, что сегодня процесс иммиграции российских немцев практически прекратился и этим проблема интеграции достаточно быстро ослабляется, сходя «на нет». Если в 1990 году, двадцать лет назад, прибыло пиковое количество немцев – 147.950 чел., в 1994 г. – 213.214, то в 2000 г. уже только 103.599 чел., а затем количество прибывающих резко снижалось и уже в 2009 г. прибыло всего 3.360 чел. Собственно, можно считать проблему интеграции актуальной с резким снижением её остроты ещё лет на 20 или чуть больше.

 

Самым мощным рупором по этой теме выступает журнал

Ost-West-PANORAMA. Об этом журнале достаточно высокого профессионального уровня можно писать много и вполне дискуссионно, но здесь я осознанно ограничиваюсь только одним замечанием: вся эта тема неравноправного положения российских немцев в Германии раздута огромным мыльным пузырём со всеми цветами радуги. А уж когда берутся спасать коренной германский народ от вырождения, от излишней толерантности и прочих «американо-европейских» болезней, то совсем становится неловко за своих соотечественников. Впрочем, всё это необходимо как среда, в которой могут существовать и что-то делать, с кем-то бороться некоторые общественные организации и публицисты из российских немцев в Германии.

 

В своей статье «Страсти по Саррацину» (ОWP Nr.11, 2010) Генрих Дауб

ocoбенно нажимает на опасность исламизации Германии и в доказательство неизбежной деградации в таком случае приводит пример истории Египта. Привожу короткую выписку из пассажа на эту тему: «Тысячелетиями существовало великое государство Египет, оно создало основы сегодняшней цивилизации, великую культуру, науку, искусство.... Где сегодня народ, создавший всё это? Потомки его и сегодня живут в этой стране – это христиане-копты, национальное меньшинство, дискриминируемое арабским мусульманским большинством, завоевавшим Египет. Бывшие хозяева влачат там жалкое существование вот уже уже полтора тысячелетия. Хотим мы для наших потомков такой участи?». Читатель этой статьи, конечно же, всей душой не хочет этой участи и даже содрогается от такой перспективы. Не хочу её и я, только отношусь к исторической перспективе Германии, как и Европы и мира в целом, гораздо спокойнее. Цивилизованное человечество, а цивилизоваться оно будет постепенно и неизбежно в целом, прекрасно понимает временную опасность вахабизма – агрессивного течения в мусульманстве. Основная питательная среда вахабизма – бедность, безработность, угнетённость женщин. Отсюда и главный, эффективный способ борьбы с вахабизмом – ликвидация бедности и цивилизация мусульманского населения. Всё это касается и всего «третьего мира». А мусульмане в Германии в подавляющем большинстве относятся не к вахабизму, а скорее суниты и шииты. Вот их то и нужно активно, на уровне государственной программы интегрировать в европейское сообщество. Правительство прекрасно понимает, что одновременно интегрировать можно только определённое количество «инакомыслящих» и принимать их будет не больше приемлемой квоты. А строго мононациональное государство в рамках европейской цивилизации сегодня и в обозримом будущем немыслимо. Процесс взаимопроникновения и взаимовлияния объективно неизбежен и прогрессивен по своей сути. Чтобы по пути этого взаимопроникновения избежать военных столкновений и насильственных действий, нужна мудрая политика цивилизованного сообщества.Aussiedler aus Russland) вообще стала штампом, которым некритично пользуются большинство наших публицистов. И работящие они не в пример местным немцам, и мораль их недостижимо выше и пр.пр. Всё это уже в прошлом, а нынешние переселенцы далеки от этого штампа и среди них, особенно среди подростков и молодёжи, немало проблемных людей, несущих в себе все пороки современного российского общества. России самой ещё предстоит много потрудиться для взращивания цивилизованной ментальности всего своего многонационального сообщества людей. А немцам в этом сообществе для сохранения и восстановления утерянных элементов своей идентичности в рамках современной европейской цивилизации совершенно необходима своя государственность в рамках РФ. Об этом в соответствующих разделах выше.

 

Устоявшимися стереотипами по теме неравноправного положения российских немцев в Германии заразились даже очень уважаемые общественные деятели немецкого движения в России. Конечно, им труднее судить об этом, не живя в Германии, впечатление у них складывается от общения со своими шумными коллегами в Германии, по их публикациям. Вот что я писал одному из них в ответ на его очень обстоятельную работу по анализу современного состояния общественного движения российских немцев в России (привожу маленький отрывок именно из темы положения российских немцев в Германии): «Ещё раз хочу призвать Вас не верить истеричным стереотипам большинства или многих публицистов и популистов общественного движения российских немцев уже на территории Германии. Всё это движение, за малым исключением, является продолжением того «вождизма», который загубил благородное и во многом идеализированное движение 1960-80 годов. Российские немцы в Германии получили полные гражданские права и возможности наравне с коренными гражданами, и положение каждого из нас, уважение к нему зависят только от его способностей и деловитости. Весь набор лозунгов о неравноправном положении российских немцев в Германии надуман, чтобы было чем заниматься и чем размахивать перед аудиторией. Немцы из России естественнным образом теряют свою особую и очень интересную ментальность, своё звучание немецкого языка, но всё это абсолютно неизбежно и ни для кого из переселившихся трагедией не является. Переселяясь сюда, да ещё таким потоком, ни на что другое и не рассчитывали. Здесь в равной степени с коренными немцами нам предоставлены права и возможности в общественной и политической деятельности

 

Похоже

, что с подачи Саррацина, автора весьма скандальной книги „Deutschland schaft sich ab: Wie wir unser Land auf´s Spiel setzen", в оборот будет введён новый термин «германороссы». Правда, в OWP этот термин или сложносочинённое слово звучит чуть иначе – «германоруссы». Первое для русскоязычных пишущих в Германии звучит поэтичней, фольклорней что-ли. Насколько же этот термин отражает суть народа или этноса «российские немцы» в России (+ в странах СНГ), в Германии и др. странах? Предварительно хочу отметить, что употребив выражение «скандальная книга», я вовсе не оцениваю книгу Саррацина негативно, а только отмечаю великий шум, вызванный ею. Чтобы дать книге свою оценку, нужно прежде всего внимательно её прочитать, а у меня такой возможности пока не было. С одним тезисом можно безоговорочно согласиться уже сейчас: исламизация Германии угрожает в том случае, если не ограничиться квотой приёма иммигрантов этого разряда, которую Германия способна интегрировать в своё сообщество. Верно и то, что стимул к интеграции в Германии слишком слаб в условиях поголовного социального обеспечения, независимо от стремления участвовать в процессе созидания материальных ценностей и усилий в поисках работы. Пример США здесь более чем уместен. А реплика эта вовсе не о книге, а только о вышеназванном термине, который может стать широкоупотребительным. Насколько этот термин соответствует реальному положению российских немцев? Я сужу об этом как музыкант или слушатель музыки, не знающий нот, т.е. по звучанию и ощущению.

 

 

Как же звучит термин германороссы (германоруссы)? Скорее всего как россияне из Германии или россияне германского происхождения. К российским немцам в Германии этот термин, прежде всего второй, подчёркнутый вариант, вполне соответствует его исторической сущности и сохранившейся в разной степени национальной ментальности. Но германороссами они могут называться только до их полной интеграции в германское общество, а это произойдёт очень быстро. В подтверждение реальности этой позиции сошлюсь на высказывание Саррацина, приведённое в ОWP: «Германоруссы имеют большие проблемы (не так уж большие!) в первом, частично и во втором поколении, затем всё идёт как по маслу, потому что у них есть ещё старинное немецкое отношение к работе (далеко не у всех среди прибывающих в последние два десятилетия). Как только языковые проблемы оказываются преодолёнными, у них больше, чем у других групп населения, гимназистов и студентов». Вот на этом и заканчивается принадлежность российского немца, эмигрировавшего в Германию, к «германороссам»! Закончился процесс его интеграции среди такого же народа в Германии

 

Если говорить о российских немцах, эмигрировавших в годы Первой мировой войны и затем в конце 1920-х годов в Канаду, в Южную Америку, Австралию, то они сегодня уже не сохранили черт Российских немцев. Моя тётя Мария Вибе с большой семьёй, в общем потоке немцев-меннонитов из СССР, эмигрировала пароходом в Канаду. Меннониты в России всегда были особенно консервативны и более других российских немцев сохраняли религиозно-семейно-общинные традиции. Сегодня внуки и правнуки тёти совершенно американизировались, язык потеряли совсем, полностью перешли на английский. Сохранились только старые фотоальбомы да историческая память. И это в англоязычной среде... Что уж говорить о российских немцах в Германии, которая есть их историческая родина?!

 

Сложнее и неопределённее положение немцев в России и странах СНГ. Самые «немецкие» немцы убыли в Германию, а оставшиеся большей частью переселяются в города и теряют основы общинной организации своей жизни, при которой ещё сохранялись немецкие традиции религиозной семейности, культа труда и предприимчивости, родного языка. Урбанизационные процессы изолируют немецкие семьи друг от друга, растворяют их среди общероссийских граждан и делает их среднестастическими гражданами государства Российского. Уникальным исключением являются немногочисленные немецкие деревни в Сибири, сохранившие религиозность и сильную церковную организацию. Отличие их от окружающих деревень разительно, уровень жизни несопоставим. Но именно их уникальность делает их уязвимыми от разрушительных процессов всеобщего выравнивания. Можно ли сегодня, в сложившихся реальных условиях, сохранить и восстановить утерянное в ментальности, языке, традициях у немцев в России, чтобы их с полным основанием называть германороссами? Наверное, ещё можно в рамках полноценного национального субъекта Российской Федерации. Ничего другого не дано!

 

Подобных и разных стереотипов в обращении публицистов и общественников из российских немцев множество и ими бездумно или просто некритически пользуются по каждому поводу и без повода. Великий раздрай и разрушительное действие в общественное движение, первоначально вполне искреннее и даже жертвенное, внесли деньги из Германии на «...поэтапное восстановление государственности немцев в России...» в рамках известного Протокола Межправительственной комиссии России и Германии (1992). На этой базе, когда конечная цель уже утеряна и всё идёт к ускоряющейся ассимиляции немцев в России с исчезновением этого народа, возникло столько неискренности, злого противостояния и бесконечных разборок, что уважение это движение уже никак не вызывает. Ну, а российско-немецким публицистам в Германии по этой теме полное раздолье: есть чем заниматься и чувствовать себя борцами за свободу и равноправие российских немцев как в России, так и в Германии. М.б. доберутся и до Гватемалы или Канады, там немцев из России много. Вот только говорят они в Канаде уже только по английски... И самое бессмысленное во всех этих шумных баталиях то, что самого народа «российские немцы» это никак не затрагивает, он далёк от всей этой шумихи.

 

В заключение приведу короткое письмо мне от известного деятеля общественнго движения российских немцев, перед стойкостью и чистотой помыслов которого я искренне преклоняюсь.

«Здравствуйте, Егор Корнеевич!

Ситуация у российских немцев действительно мало радует. Но, полагаю, во многом это объективный процесс – неспроста же Вы вспомнили Герцена. Когда нет настоящего большого дела, которым бы все были заняты целиком, неизбежно пытаются придать суете вид «большой политики» и начинается борьба за выдающееся или хотя-бы заметное место в этой большой суете. Так было, так есть, так будет. Можно только порадоваться, что Вам удалось избежать включенности в эти процессы в прошлые годы. Возвращаться к ним сегодня очень неприятно, однако позволить вывалять всё прошлое в грязи тоже не хочется. Поэтому и счёл себя вынужденным написать «Триптих», понимая, какую очередную волну грязи поднимут те, кто не истратил её запасы до сих пор».

 

Егор Гамм.

Германия, октябрь 2010.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Другое дело, что у появляющихся политиков из российских немцев здесь нет своего электората, на голосах которого можно бы въехать в парламент хотя-бы самого низкого уровня. Попытка обаятельного Гроута провести в районный совет Берлина своего депутата кончилась абсолютным провалом, набрали всего 0,5% голосов. Не захотели российские немцы, составляющие больше 10% населения этого района Берлина, голосовать за своего «земляка», усиленно проталкиваемого очень популярным в общественном движении Гроутом».

 

В чём же конкретно, по широко принятым в публицистической среде стереотипам, неравноправие российских немцев в Германии? Приведу только несколько примеров. Чаще всего рисуют образ несчастного бывшего советского инженера, которого дальше метлы или разнорабочего не пускают. Непризнание дипломов преподносится как широко распространённая дискриминация именно российских немцев и выносится на самый верх власти – до самого Канцлера. Не могу сочувствовать этим людям, мой и моих сыновей дипломы об окончании московских ВУЗов были признаны без всяких проблем. Видимо, уже попозже появились какие-то препятствия и это очень похоже на появившиеся сложности с признанием водительских прав на вождение автомобиля. Я знаю немало людей, которые приехали в Германию с полноценными российскими или казахстанскими правами, а водить машину просто-напросто не умели совершенно. Причина ясна – права куплены. К середине девяностых годов статистика аварий в Германии увеличилась в основном за счёт приезжих слабо подготовленных водителей. Вот тогда и перестали признавать права без сдачи экзамена по вождению. Дипломы о высшем образовании – это проблема, конечно же, сложнее. Но кто из читателей не помнит женщин с табличками на шее в московском метро с надписями: «продаём дипломы, водительские права и пр.». Это настолько нелепо, что я полагал продажу обложек для документов. И только когда я посмотрел по первой программе российского телевидения журналистское расследование этой темы в программе Пиманова «Человек и закон», я с ужасом понял, что продавали именно дипломы о высшем образовании, и дело это поставлено на солидный поток. Мы знаем и то, что во многих российских институтах продавались зачёты, экзамены, как безнадёжно слабы были провинциальные институты в ряде регионов. Стоит ли обсуждать, какой урон этим нанесён России, престижу её образовательной системы, который был достаточно высок в советское время? Та всеобщая аморальность, которая сложилась в Ельцинской России, подорвала и доверие к её образовательной системе. Но почему Германия должна рисковать таким приобретением? Тут оправданы самые серъёзные заградительные меры.

 

Что касается отношения к советским или российским дипломам при устройстве на инженерную работу на фирмы, то здесь государство вообще ни причём. Практически все хозяйственно-производственные субъекты, которые поглощают подавляющее большинство специалистов с дипломами о высшем образовании, принадлежат частным лицам или акционерным компаниям, которые при приёме специалистов с дипломами никак не считаются с волей государства, а последнее и не претендует на это. А специалисты им нужны грамотные, толковые, умеющие ладить в коллективе и организовывать людей, достаточно владеющие немецким языком. Т.е. инженер должен соответствовать германским критериям и требованиям. А если этих качеств нет, то на работу не примут. Мне не известны случаи «национального» подхода при приёме на работу людей с дипломами о высшем образовании. А когда Канцлеру эту проблему преподносят в эдаком националистическом ключе, мол дипломы прибалтов и подобных, окончивших советские ВУЗы, признаются безболезненно. Так у них дипломы ещё советского времени! К врачам и учителям подходят ещё строже и этому есть вполне обоснованные причины. В общем, работать надо много и прежде всего над собой, а не требовать к себе жалости и снисхождения.

 

Препятствия к воссоединению семей, разорванно живущих в России и Германии.

 

О пенсионных выплатах немцам-иммигрантам в Германии.

Когда произошло объединение Германии, по разным причинам, а скорее из высокомерия, разом порушили большую часть промышленности и др. хозяйственных объектов, ссылаясь на низкий технологический уровень в ГДР по сравнению с ФРГ. В один момент в восточной части Германии образовалась огромная армия неработающих людей, их пришлось переводить на раннюю пенсию, в безработные и сферу социально обеспечиваемых людей. Наряду с огромными затратами по жилью, дорогам, по переводу столицы в Берлин понадобились сопоставимо большие деньги по содержанию неработающих и пенсионеров. Решили, что ГДРовские немцы, с учётом их уровня прежней жизни, удовлетворятся 60-процентной пенсией. Не тут-то было! Начались такие бурные процессы, что им установили общепринятые в ФРГ нормы социального обеспечения, а «поздним переселенцам» установили 60% от соответствующей пенсии коренных граждан в ФРГ. Теперь эта тема со всей страстью эксплуатируется публицистами: как же, большевики их так притесняли, а теперь такая дискриминация! При этом совершенно забывается, что в ФРГ пенсию каждый работающий человек накапливает всю свою рабочую жизнь отчислениями в обязательное страхование и дополнительно, для увеличения пенсии, в кассу добровольного страхования. А наши плакальщики требуют, чтобы равную пенсию получали те, кто ни одной марки и ни одного евро в пенсионную кассу Германии не внёс. И ещё они умалчивают о той системе социального обеспечения, которая существует в Германии для любого её гражданина, для политэмигрантов, для получивших хотя-бы временный вид на проживание. Все эти категории людей, не имеющие стажа работы, обеспечиваются социальной платой расчётного уровня для вполне сносной жизни и отдельным жильём. Собственно, негодуют вполне благополучные публицисты и общественники, а не сами пенсионеры 60-ти процентники. К последним отношусь по возрасту и я. Ах, какие страшные картины обречённых на голод и страдания пенсионеров рисует теперь уже ставший скандально популярным А. Приб в своём скорбном эссе под кричащим названием «Стерпим и это?...». Конечно, терпеть нельзя, нужно идти на баррикады! Разбирать его чрезвычайно эмоциональную и столь же безграмотную статью нет ни времени, ни желания. Лучше бы уж сочинял свои эпосы, в этом жанре он свех меры производителен.
Сколько накачивается страсти и трагедий в русскоязычной прессе Германии по этому поводу! Ну прямо злодеи сидят в органах власти ФРГ, которые безжалостно разрывают семьи, разлучают мужей с жёнами, матерей с детьми. Тут следовало бы прежде всего спросить, а как же они оказались разорванными? Если уж в семье так неразлучно близки, то выезжать должны были только после получения разрешения всеми членами этой семьи. Все вопли относительно чрезмерных требований к российским немцам для признания их немцами совершенно беспочвенны, требования эти достаточно либеральны и касаются элементарного знания немецкого языка для взрослых. Конечно, тут могут быть исключения как во всех аспектах жизни, но не следует их торопиться обобщать. При несправедливом, недостаточно обоснованном разделении семьи в Германии совсем не трудно защититься через судебную систему, причём подавший иск из России или Казахстана освобождается от оплаты судебных издержек. Мне лично пришлось 2004 г. вызывать сына с русской женой и трёмя детьми через федеральный суд, и всё прошло буднично просто и быстро.

 

А теперь о Египте, высочайшая культура которого создала основы сегодняшней цивилизации, который был раздавлен мусульманством. Так преподносит нам историю Г. Дауб. Египетское государство возникло примерно 5.200 лет назад, т.е. 3.200 лет до новой эры. В 6 – 4 вв. до н.э. Египет был под властью персов, которые к тому времени составляли великую культуру новой формации. Далее Египет (4 – 1 вв. до н.э.) попадает под власть ещё одной древней цивилизации – Птолемейской. При всех этих положениях Египет оставался в разной степени цивилизованным и мощным государством или составной частью др. держав. Однако, в 30 г. до н.э. богатейший Египет был завоёван Римом, разграблен и превращён в бедную провинцию Римской империи. Египтяне в то время уже назывались арабами, к мусульманству никакого отношения не имеющие, посколько само мусульманство появилось только в шестом веке н.э. в среде тех же арабов. Уже после исламизации Египет достигал высокой мощи и снова беднел. Такой очень короткий экскурс в историю должен показать читателю статьи Г. Дауба, что картина обеднения Египта никак не связана с приходом мусульман, которые, видите-ли, нещадно эксплуатировали коренных египтян – коптов-христиан.

 

Ещё один стереотип, связанный с этой темой: советская власть насильно отняла у российских немцев возможность говорить на родном языке и поэтому они сегодня испытывают сложности с освоением немецкого языка в Германии. Позволю себе заметить, что в самые тяжёлые времена репрессий в СССР немцы сохраняли свой язык и традиции лучше, чем в нынешнее время полной политической свободы в России. Именно сейчас процесс ассимиляции немцев в российское сообщество резко ускорился. Вместе с утерей общинно-религиозного устройства немцев в России и, с известными ограничениями, и в СССР их идентичность ускоренно разрушалась, а теперь и вовсе исчезает. Это отдельный вопрос для исследователей. А при переселении в Германию следовало бы каждому переселенцу поработать над своим немецким языком, ведь требуется то всего лишь элементарное его знание. Для этого созданы все условия как в России, так и в Германии, но по своей интеллектуальной ленности многие не удосужились этого сделать. С переселением 2/3 самых «немецких» немцев такого рвения к переселению сейчас нет и все эти трагические истории о разорванных немецких семьях и прочих бедах надуманы и используются для нагнетания страстей. По цитируемой статье можно сделать вывод, что российские немцы валом бегут в Германию, а здешние власти устроили им непреодолимые баръеры. Ничего этого нет и при существующем политическом устройстве Германии не предвидится.

 

Идеализация «аусзидлеров» (

 

А вот ещё объёмная статья главного редактора этого журнала Генриха Дауба «Невнятный язык – невнятная политика». Приведу сокращённый перевод второго абзаца: «Российским немцам, которым (немецкие власти) отказывают в переселении в Германию, ясно говорят: ты для нас недостаточно немец, потому что ты сам виноват в том, что сделала с тобой советская власть. Она отняла твой (немецкий) язык, рассеяла всех немцев по огромной территории и не дала возможности сохранить свою культуру и физически уничтожала – зачем вы вообще ещё существуете? Как несуществующие вы были бы удобным козырем для нашей политики, но такими.... Немцев из России теперь принимают по таким строгим критериям, будто нас хотят готовить в СС. От российских немцев требуют, чтобы каждый был борцом-антикоммунистом»..... Если мы всё-таки получили разрешение и въехали в Германию, то мы уже не «российские немцы, а германские немцы». Ну, и дальше на целом подвале с плотным шрифтом раскручивается заявленная тема о неравноправном положении прибывших в Германию несчастных российских немцев на фоне вполне благополучных и даже агрессивных «немецких турок, мароканцев» и пр. Почти в каждом номере в разных жанрах и различных аспектах появляются некрологи на эту тему. Должен пояснить весьма грамотному журналисту, что все люди, получившие статус гражданина Германии, являются её равноправными гражданами, но при этом остаются турками, мароканцами и т.д. А нам уж придётся до полной интеграции (или ассимиляции, как угодно) считаться «российскими немцами», что в данном случае означает наше происхождение. В этом нет решительно ничего зазорного. Не следует забывать, что наши предки за 2,5 века жизни в России образовали особый немецкий этнос или народ, который выработал свою культуру, свою ментальность и образ жизни. Сегодня мы в Германии далеко не «германские немцы», но наши внуки и все родившиеся здесь непременно и неизбежно станут ими. А сам я и моя семья вполне уютно живём в окружении германских немцев своею жизнью и в своей среде и никогда не ощущали какого-либо притеснения со стороны коренных жителей. Главное, нужно быть работящим, честным и открытым человеком при своей культуре и ментальности и уважать законы и традиции общества, в котором волею судьбы живём. Я знаю немало людей (аусзидлеров) из моего окружения, в т.ч. русских по национальности, которые закончили здешние университеты или просто курсы и сделали блестящую каръеру. Это трудяги, они всегда вызывают моё особое уважение. И никогда не слышал от них жалоб, что им строят какие-то препятствия или плохо относятся. В общем, как покажем себя, так нас и примут в производственной и прочих сферах в Германии. Иначе говоря, в Германии каждый из нас занимает ту нишу, которую он сам выбрал и заслуживает по своим способностям и умению или просто желанию трудиться. А бить в барабаны тревожную дробь о несправедливом к нам отношении в Германии, о нашей второсортности просто некорректно. Это ещё один фантом, выдуманный стереотип для стимуляции бурной общественной деятельности.

 

Угроза исламизации общества в Германии, и не только в ней, о чём шумят много и истерично, вполне реальна и дело не в исламской религии вообще, а в его крайних экстремистских проявлениях, исповедующих уничтожение «неверных» и устройство «Всемирного халифата». Тема эта весьма деликатна и разжигание страстей в этой сфере может только навредить цивилизованному сообществу. Европе и всему миру предстоит выработать и претворять в жизнь такую программу действий, чтобы благополучно пережить этот болезненный период исламской религии. Чем быстрее она цивилизуется в общемировом процессе гумманизации, тем лучше и безопаснее для всех. Германское руководство это понимает не хуже наших публицистов и найдёт способы лечения этой болезни мирового сообщества, рассматриваемого в целом. Конечно, для Германии важно придерживаться той квоты исламистов, которую она способна безболезненно интегрировать в своё сообщество.

 

То, что сам процесс интеграции происходит вполне цивилизованно, во всяком случае со стороны германского государства и немецкой общественности, подтверждается тем фактом, что все усилия наиболее активных деятелей из российских немцев по созданию хоть самой малой партии недоволных из тех же российских немцев не увенчались успехом, ни одного депутата даже в самые низкие звенья парламентской системы продвинуть не удалось. Старательно раздуваемый огонь недовольства среди российских немцев в Германии никак не разгорается, он даже толком не тлеет. Несмотря на всю очевидность бессмысленности этих затей, наши публицисты во всю размахивают флагами революционеров по борьбе за ущемлённые права аусзидлеров. Каких только ужасов на тему ущемлённости и беззащитности наших собратьев в Германии не начитаешься в некоторых журналах и прочих публикациях российско-немецких публицистов! А тут ещё жуткие публикации о приближающейся гибели Германии, которую нам, российским немцам, провидением предписано спасти.

 

Восстановление АССР НП, на мой взгляд, не имело смысла. Даже если бы эту акцию провозгласили и провели через необходимые инстанции, Республика реально не состоялась бы в качестве представительного государственного образования для всего народа российских немцев по следующим причинам:

- АССР НП во время своего существования представляла автономию только для 21 процента немцев в СССР (1939 год). В публикациях и выступлениях постоянно проводится мысль, что это национальное образование представляло всех немцев;

- мест компактного проживания относительно больших групп немцев вплоть до Великой Отечественной войны было около десятка, а ментальность немцев Республики на Волге весьма заметно отличалась от ментальности и идеологии др. групп немцев, так что они представляли в известной мере только свой этнос. Во время жизни в местах расселения депортированные немцы настолько интегрировались в среду сибирских и алтайских немцев и преобразились при жизни в Казахстане, что мало кто даже из них вернулся бы в восстановленную Республику на Волге. Я общался с депортированными немцами из АССР НП как в Сибири, так и в Казахстане и это даёт мне право судить о них. А остальные 4/5 немцев и вовсе никогда не стремились в столь желанную для публицистов АССР НП. А вот те же публицисты постоянно нажимают на преставительность бывшей АССР НП для всех немцев. Этот словесный пассаж «были депортированы все советские немцы» неизменно повторяется до сих пор;

- вся обстановка и настрой населения в границах бывшей Республики никак не располагали к возвращению немцев в качестве основного народа, как это было до Войны. Мне приходилось бывать в бывшей большой Алексадротальской колонии немцев-меннонитов по соседству с бывшей АССР НП. Директор большой школы водил по классам, в музей истории Александроталя (теперь огромное село Надеждино). Музей в основном посвящён немцам-меннонитам, которые основали и это село, и ряд окружающих деревень. К их памяти здесь самое уважительное отношение. И тем не менее мы с обеих сторон прекрасно сознавали, что воссоздание здесь бывшего административного образования немцев абсолютно нереально. Да и не стремится сюда никто из потомком александротальцев.

 

И ещё один сложившийся стереотип, который назовём «о реабилитации полной и неполной российских немцев». Он повторяется чаще других и именно ему придаётся решающее значение в нерешённости проблем российских немцев ( сюда мы относим и немцев в странах СНГ). Авторы большого числа публикаций и выступлений страстно защищают позицию, что именно из-за нереабилитации или неполной реабилитации подавляющая масса советских и затем российских немцев оставила Россию и двинулась на свою «историческую Родину». Что вовсе не этот и подобные высокие мотивы определяли решение о переселении в неведомую тогда страну, мы определились выше. Практически первыми, кто решился на такой массовый шаг, были «нерегистрированные баптисты», которые по глупости атеиста Н.С. Хрущёва стали преследоваться и притесняться как «зловредные сектанты». А тут и в Германии начался известный процесс организации приёма немцев со всего света и, прежде всего, из восточноевропейских стран и СССР. Среди них был и мой старший брат с большой семьёй, переселившийся в 1973 году. Туда стали ездить в гости, и начался обвальный переезд в чрезвычайно привлекательную и сытую страну. И мало кто руководствовался такими высокими мотивами, как «нереабилитированность» или «невосстановление Немецкой Республики». Вот так и ушли 2/3 из всего народа «российские немцы», и прежде всего та часть, которая наиболее сохранила свою «немецкость». Уже позже этот поток стал всё больше «разбавляться» ненемцами и теми, у кого от немецкой этничности мало что осталось. В общем, мотивы переселения в подавляющем большинстве были весьма приземлёнными и эту реальность следует учитывать при решении вопроса автономизации немцев в России. Конечно, высокие мотивы поступков звучат торжественнее, но такие подходы часто и тормозят реальные дела. Так случилось и с деятелями общественного движения в России и затем с публицистами той же темы в Германии. В одной из своих работ я приводил примеры организации государственности в ЮАР и в Палестине. В первом случае спокойно, без яростных обвинений удалось образовать государство для чернокожих с хорошими перспективами цивилизации, а во втором палестинцы нагромождают такие завалы религиозной и просто человеческой ненависти против «угнетателей» и иноверцев, что никакой цивилизованной государственности построить не удаётся. Так неужели и мы, российские немцы, будем бесконечно холить и лелеять наши обиды и тем самым препятствовать образованию приемлемой формы своей национальной автономии в рамках многонационального государства России?! Собственно, сам народ «российские немцы» меньше всего формируют такую атмосферу. Это настроение, эту идеологию создавали и пестуют сейчас «вожди» российско-немецкого общественного движения и их окружение активистов прежде всего в Москве и среди публицистов в Германии.

 

Так реабилитированы депортированные немцы или нет? Как утверждается в ответном письме на моё обращение к Президенту РФ, руководитель соответствующего департамента Минренгионразвития РФ Журавский пишет: «Несмотря на отсутствие отдельного закона о реабилитации российских немцев, в Росситйской Федерации действуют правовые акты по вопросам реабилитации репрессированных народов, в частности Закон РСФСР от 26 апреля 1991 г. № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов». Чуть раньше, 7 марта 1991 г., было принято Постановление о «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав». Далее в письме подводится итог по вопросу реабилитации немцев в России: «Таким образом была дана юридическая оценка политике репрессий, имевшей место в прошлом, и все репрессированные граждане, в том числе из числа советских немцев, были в установленном законодательством Российской Федерации порядке реабилитированы». Можно ли с этим согласиться? По тому факту, что в подавляющем большинстве публикаций и выступлений в первую очередь фигурирует утверждение, что немецкий народ до сих пор не реабилитирован или реабилитирован неполностью, можно сделать вывод о полном несоглассии с утверждением Журавского всего корпуса общественных организаций и публицистов. Здесь не принимается во внимание та часть общественных организаций, которая возглавляется или курируется Г. Мартенсом – это отдельная тема.

 

Приходится констатировать, что юридически реабилитация депортированных или репрессированных немцев всё-же состоялась и сложившийся стереотип о нереабилитации или неполной реабилитации несостоятелен. Чаще всего под термином «реабилитация» подразумевается и восстановление утерянного автономного образования – АССР НП. Корректно ли это? Кажется, я достаточно убедительно обосновал бессмысленность восстановления этой республики в реальных исторических условиях. Становится очевидным, что смешивать понятия юридической реабилитации и восстановления автономности по отношению к российским немцам некорректно, это разные понятия, которые и решать нужно раздельно. И не только для лишившихся своего автономного образования поволжских немцев, составлявших 1/5 часть всех немцев в СССР, а для всего народа «российские немцы». Тот факт, что остальным малым депортированным народам их территорию вернули, никак не подтверждает целесообразность или даже возможность такого акта для немцев, депортированных из АССР НП. Другие малые народности были депортированы целиком и их территорию заняли не настолько, чтобы реально помешать поселению вернувшихся. Трудности этого плана для немцев обрисованы выше. Означает ли это, что нужно примириться с сложившимся положением и исключить всякую форму автономности для российских немцев? В отклике на мою статью в интернете по вопросу государственности для всех немцев в России и странах СНГ Герман со всей серъёзностью и убеждённостью утверждает, что поезд этот окончательно ушёл, а немцы неизбежно и достаточно быстро ассимилируются в среду общего российского народа и исчезнут как самостоятельный национальный этнос. Процесс исчезновения этого этноса в России стал, возможно, необратимым после Великого исхода немцев в Германию. И тем не менее я считаю, что Россия может и просто обязана принять все меры самого высокого уровня для сохранения своего народа «российские немцы», и в рамках государственного образования на уровне самостоятельного субъекта РФ восстановить его идентичность на уровне нынешней европейской цивилизации. Как это видится, посмотрим ниже в этом же разделе.

 

К совершенно несостоятельным стереотипам следует отнести и частые утверждения на самом высоком уровне общественного движения, что Германия материально ответственна за постигшую российских немцев трагедию в СССР. Прямо говоря, фашистская Германия напала на СССР и тем самым стимулировала все беды российских немцев, вытекающие из факта их депортации и потери своего автономного образования. Если эту тему развить и экстраполировать на все народы СССР и др. стран, пострадавших во Второй мировой войне, то Германию следует принуждать выплачивать такие репарации, на которые не хватит всех её годовых бюджетов. Но в этих пассажах публицистов подразумеваются, конечно же, только те деньги, которые Германия обязалась выплачивать по совместному протоколу 1992 года на поддержание этнической культуры немцев в России и пошагового восстановления их автономности. Такие упрёки возникают на базе обид тех секторов общественного движения, которым, по известным причинам, из этих денег ничего или мало достаётся. Следует признать, что деньги из германской казны, во-первых, используются в основном на парадные мероприятия активистов и во вторых - не пристало России просить у Германии деньги на обустройство собственного народа.

 

И в заключение этого раздела попытаюсь с достаточной убедительностью изложить свою позицию, свои представления о том, как в реальных условиях построить государственное образование российских немцев. В этом вопросе я исхожу из того аксиоматического положения, что без автономного образования на уровне самостоятельного субъекта в рамках Российской Федерации народ «российские немцы» в России и странах СНГ в вполне обозримом будущем полностью потеряет свою идентичность и ассимилируется в некий общий российский народ. Государственность, национальная автономность российских немцев не имеет альтернативы. Нынешний Президент РФ наверняка отчётливо понимает, что нельзя разрушать национальную составляющую государственной структуры России. Такой Россия создавалась и строилась всю свою историю. Достойное место здесь должно занимать и немецкое национальное образование.

 

В своём письме Президенту РФ Дмитрию Анатольевичу Медведеву я писал: «На первый поверхностный взгляд может показаться, что на базе:

- соответствующих статей Конституции Российской Федерации, в частности о том, что все нации РФ имеют право на самоопределение;

- Декларации Верховного Совета СССР от 14 декабря 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав»;

- Закона 1991 года «О реабилитации репрессивных народов», в котором провозглашается, что реабилитация народов означает признание и осуществление их права на восстановление территориальной цельности.... на восстанвление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а так же на возмещение ущерба, причинённого государством;

- решений Межправительственной Российско-Германской Комиссии и её протокола о поэтапнов восстановлении государственности российских немцев (1992);

- рамочного соглашения Совета Европы о защите национальных меньшинств, к которым отнесли и российских немцев и которое ратифицицировала и Россия (здесь прописано, что государство, подписавшее это Соглашение, берёт на себя обязательство по защите национальных меньшинств от ассимиляции (подч. мной);

- Президентской федеральной целевой программы развития социально-экономической и культурной базы возрождения российских немцев на 1997 – 2006 годы и концепции новой Федеральной целевой программы на 2008 – 20012 и до 2017 года

в распоряжении Руководства России имеется достаточно солидная и полная юридическая и экономическая базы для предоставления российским немцам государственности в виде национальной республики на уровне Татарстана, Башкортостана и др. автономий этого класса».

 

 

Кажужаяся простота решения вопроса оборачивается трудно преодолимыми препятствиями при более внимательном осмысливании перечисленных документов. Так Закон 1991 г. «О реабилитации репрессированных народов» провозглашает намерение восстановить национально-государственные образования, сложившиеся до их упразднения. Для немцев это означает восстановление АССР НП под каким-нибудь другим названием. История проталкивания этого закона мне неизвестна, но что приняли по отношению к немцам совершенно неисполнимый и ненужный закон, это очевидно. По др. этническим группам задолго до этого территориальную проблему решили. Можно только удивляться лёгкости принятия законов такой тематики в те переломные годы вседозволенности и всеобщей «демократизации». Что касается возмещения нанесённого ущерба, то этот пункт вообще бессмыслен, как пустая погремушка. Впрочем, всё общественное движение российских немцев в то время страстно добивалось возвращения АССР НП, наивно полагая, что этим решается вся проблема «полной реабилитации» всех российских немцев. И даже сейчас этот стереотип живуч и периодически появляется в публикациях.

 

Межправительственная Российско-Германская Комиссия со стороны Германии воспринималась как орган для решения проблемы ограничения притока немцев из России в Германию. Вполне здраво рассудили тогда, что лучше потратить деньги на обустройство немцев в России, чем принимать всё более увеличивающийся приток немцев-иммигрантов. Понимали и то, что решить эту проблему радикально можно поэтапным восстановлением или, точнее по смыслу, образованием государственности для немцев в России. Заодно такая государственность д.б. стать привлекательной для немцев в Казахстане, Киргизии. Идея «поэтапного восстановления государственности российских немцев» была оформлена известным Протоколом Межправкомиссии в 1992 г. и её практическое воплощение началось с образования двух национальных районов – Азовского в составе Омской обл. и Гальбштатского в составе Алтайского края. Предполагалось создание ещё ряда национальных районов в местах значительной концентрации немцев в России. Однако, дальнейшее развитие этот процесс не получил, т.к. уже на созданных немцы неостановимо продолжали эмигрировать в Германию. Сегодня в двух национальных районах немцы составляют не более 30% и процесс их ассимиляции идёт полным ходом. В общем, дальше исполнение благого намерения, записанного в протокол, не пошло. Не учли при создании национальных районов и тот факт, что образование национального района в составе не немецкого субъекта РФ не решает проблемы государственности российских немцев.

 

Интересно представить себе, как же предполагалось дальше продвигать программу поэтапного восстановления государственности российских немцев? В двух названных национальных районах к моменту их образования жило: в Азовском национальном районе – 60% немцев и в Гальбштатском на Алтае – 80%. Сейчас соответствующие доли составляют менее 30% и около 32% соответственно. Если с таким процентным составом подбирать немецкие районы, то их будет не один десяток мелких автономий вплоть до одного села. Бессмыслица.....

 

Сколько же сегодня немцев проживает в России и как они рассеянны? Это вопрос серъёзного исследования, а мы сегодня можем оперировать только приблизительными цифрами, которые, однако, вполне отражают тенденцию. В этом отношении очень своевременна начавшаяся Всероссийская перепись населения, результаты которой, наверное, позволят точно определить все параметры по количеству и распределению немцев в России. А пока, по разным оценкам, в России сегодня проживает от 600.000 до 1.500.000 немцев. Перепись 2002 года подтвердила только 597.212 человек. Из них в Центральном Федеральном округе – 33.190 или 5,56%, в Север-Западном ФО – 30.030 или 5,03%, Южном ФО – 9,91%, в Приволжском ФО – 71.460 или 11,97%, в Уральском ФО – 80.899 или 13,54%, в Сибирском ФО – 308.727 или 51,69% и в Дальневосточном ФО – 13.747 или 2,30%. Как видим, подавляющая часть немцев в России проживает в Западной Сибири (52%), заметная концентрация на Урале (14%) и в Приволжском регионе (12%). В Западной Сибири наибольшая концентрация в Алтайском крае (79.502) и в Омской области (76.334). Но это не значит, что на Алтае и в Омской области немцы сконцентрированы настолько, что можно выделить два соответствующих немецких района с преимущественно немецким населением. А всего, по данным д-ра Баумгертнера, места с заметной концентрацией немцев объединяют всего чуть больше 287.000 человек. Если сюда прибавить немцев Калининградской, Кемеровской, Саратовской, Тюменской областей, то общая численность возрастёт до примерно 350.000 человек. Это далеко даже до нижнего уровня предположительной численности немцев в России (600.000), а до уровня в 1,5 млн. и вовсе далеко. Очевидно, б

 

 

òльшая часть немцев «растворилась» в городах, а многие при предыдущей переписи отметились ненемцами по второй половине семьи. Городские немцы обычно значительно глубже и быстрее сельских теряют свою идентичность. В общем, дождёмся результатов переписи, которая может выявить совсем неожиданные цифры и тенденции. По некоторым данным в странах СНГ, прежде всего в Казахстане, проживает до 1.000.000 немцев, значительная часть которых могла бы потянуться в привлекательное национальное образование в России.

Тот факт, что в Западной Сибири сегодня живёт больше половины всех немцев в России, а большая часть из них в Омской области и в Алтайском крае, весьма показательно. Обычно публицисты, нагнетая трагичность, ссылаются на то, что Сибирь наравне с Казахстаном никогда не была местом традиционного проживания немцев, а попали они туда в результате депортации и каких-то мифических ссылок. О Казахстане это утверждение верно, но там же немцы быстро образовали районы концентрированного проживания с гораздо более высоким уровнем обустройства и жизни. Омская область и Алтайский край в первую очередь и в меньшей степени Новосибирская, Томская области ещё с 1905 года образовали здесь мощные колонии немцев-земледельцев. Конечно, попали сюда и депортированные с Волги, но как раз здесь они достаточно быстро вжились в немецкое окружение. Труднее было тем депортированным, что были расселены в русских деревнях.

 

Сегодня со всей очевидностью встаёт вопрос о практической невозможности образования единой немецкой автономии в классическом варианте, когда на месте концентрированного проживания большинства народа образуется национальная республика. Восстановление АССР НП, которого так страстно и долго добивалась самая активная и жертвенная часть общественного движения российских немцев, после Войны уже не имела смысла, а до неё тоже представляла только 21% немцев в СССР. Здесь уже нет темы для споров и дискуссий. И если даже сейчас ещё размахивают этим флагом, то это не более как въевшийся стереотип, от которого не каждый в состоянии освободиться или просто не видит хоть какой-то альтернативы.

 

В статье Г. Вормсбехера с соавторами в журнале «Свободная мысль» и в выступлении д-ра Баумгертнера на Съезде ФНКА в июле 2010 года, как и в некоторых др. публикациях, уже ставится вопрос об альтернативном проекте автономного образования для российских немцев. Со своей стороны отмечу, что нигде не заметил постановки условия, что автономное образование немцев в России д.б. на уровне самостоятельного субъекта РФ, иначе оно не выполнит своей коренной задачи – сохранение, восстановление и развитие российско - немецкой идентичности, включающей исторические традиции и развитие их в русле современной европейской цивилизации. Всякие национальные образования в составе других федеральных субъектов РФ бесплодны, непривлекательны и обречены на быстрое размывание. В вышеназванных работах предлагается вариант выбора места наибольшей концентрации немцев в России и здесь образовать автономию с привязкой крупных экономических проектов. Более того, предлагается экономический проект, когда на крупные индустриальные или сельско-хозяйственные строящиеся объекты приглашаются на работу только немцы из России и стран СНГ, а по мере их концентрации можно будет создать на этом месте национальный административный район. Этот вариант на первый взгляд выглядит убедительным, но он юридически неосуществим: практически нельзя на строящийся объект приглашать только немцев, это противоречит конституционным нормам. Что получается в результате образования небольших «подчинённых» автономных образований, мы видим на примере Азово и Гальбштата. Повторять этот опыт нет смысла. А само связывание политической задачи создания немецкой автономии с крупными экономическими проектами – это уже созвучно, хотя и не совпадает в главном, моим предложениям, изложенным в письме Президенту РФ Медведеву Д.А. в 2009 году. Как это видится, чуть ниже

 

 

Как бы то ни было, а сперва нужно конституционно образовать субъект РФ – Немецкую Республику, а затем, по заранее проработанному национальному проекту РФ, ставить здесь крупные промышленные и сельхозпроекты. Это будет тот втягивающий насос, который притянет сюда немцев со всех сторон. У них д.б. преимущества в том плане, что именно им выделяются льготные банковские кредиты на обустройство, выплачиваются подъёмные, кредиты на строительство частного или общего жилья, на организацию предпринимательских дел и т.д. Все эти финансовые и пр. преимущества д.б. вполне законными, в рамках исполнения государством его долга перед российскими немцами – предоставление им государственности. Кроме того, на базе этого субъекта, в качестве его отдалённых административных образований, м.б. присоединены места наибольшей концентрации немцев в других регионах. Как видно из вышеизложенного, таких мест наберётся совсем немного, огромное большинство немцев в России рассеяны прежде всего по городам. Значит, и в этих районах нужно создать привлекательные условия для привлечения сюда немцев из рассеяния в России и из стран СНГ.

.

 

Итак, классическая форма образования государственности для определённой национальности, когда в одном месте компактного проживания этноса образуется национальная автономия, для российских немцев не подходит по причине их полной рассеянности. В то же время очевидно, что сохранение и развитие идентичности этого народа, его культуры, немецкого языка, исторических традиций, которые в значительной степени утеряны в результате естественной ассимляции народа без своей государственности, возможно только в рамках национальной автономности со своей экономической и соответствующей Конституции РФ политической независимостью.

 

Эскизно модель Автономной Национальной Республики российских немцев (название условное) может выглядеть следующим образом: в самом перспективном месте возможного компактного проживания российских немцев образуется административный центр Республики, а несколько других мест их концентрации входят в состав это Республики в качестве её административных районов с достаточной степенью внутренней автономности. Наиболее перспективной на роль административного центра Республики представляется Калининградская область. Немецкая Республика, как её ни называть, должна стать равноправным субъектом РФ наравне с др. национальными субъектами. Возможно, понадобится какая-то переходная форма более скромного масштаба, но с достаточными полномочиями для обустройства каркаса этой Республики. Почему я остановился на Калининградской области в качестве центра будущей республики российских немцев? Во-первых, это историческое место проживания немцев (Восточная Пруссия). Во вторых, там много свободных территорий, а настрой русского населения вполне дружелюбный к немцам. И в третьих, территория близка к Германии и к Европе в целом. Размещение здесь больших объектов национальных программ весьма способствовал бы быстрому индустриальному росту республики, а статус свободной торговой зоны, которым область обладает и сейчас, будет катализатором общего экономического её развития. Эта же зона станет исключительно привлекательной для иностранного капитала, прежде всего германского.

 

Здесь, наверное, уместно привести отрывок из моей статьи в журнале «Свободная мысль» № 11 (2009): «Из всего изложенного вытекает, что сегодня наступил критический момент, когда народ «российские немцы» (включая немцев в странах СНГ) ещё можно сохранить как этническую группу или, лучше сказать, как российский народ с восстановлением его уже заметно утерянной идентичности. Сейчас, и неотложно, нужно убедить Президента РФ вывести проблему автономизации российских немцев на уровень крупного национального проекта, осуществление которого потребует большого упорства, долгого времени и значительных средств. Но цель стоит этого. Такой прект можно считать одним из самых рентабельных в вполне обозримом будущем. А чтобы убедить главу Государства, нужно полное единство общественного движения немцев в России и ясная программа. Ничего этого сегодня нет, полный раздрай. В таких условиях нужно убедить Президента России действовать самому без оглядки на вавилонское смешение мнений. Нынешний Президент наверняка отчётливо понимает, что нельзя разрушать национальную составляющую государственной структуры России. Достойное место здесь должно занимать и немецкое национальное образование».

 

Насколько сегодня российские немцы поддержат идею образования Немецкой автономной Республики в Калининградской области с административным присоединением к ней районов наибольшей концентрации немцев и при каких условиях они были бы готовы переселиться туда? После массового исхода большинства немцев в Германию и переселения большей половины оставшихся в город, вопрос этот становится всё более неопределённым. Рассеянный по всей стране немецкий народ мог настолько потерять свою идентичность, что он вовсе уже не нуждается в национальном обособлении. Определить это можно только референдумом или очень представительным опросом. Но к этому российских немцев нужно подготовить. За десятилетия разрозненного проживания при потере навыков общинной или автономной жизни они потеряли всякую ориентацию в этом вопросе.

 

Для подготовки немецкой общественности в России к выработке определённого отношения к вопросу о немецкой автономности в составе Российской Федерации, считаем целесообразным проведения ряда мероприятий в след. последовательности, предложенной мною в своём письме к Президенту Медведеву Д.А. При этом по ходу обсуждения и реализации предложенных мероприятий могут возникать потребности в изменениях программы. Итак, предлагаемая последовательность действий:

-

- Сбор информации о современном распределении немцев в России и их делении по конфессиональным, языковым и др. статистическим признакам, о степени концентрации немцев по различным районам России и, особенно, в двух немецких национальных районах, на Алтае и в Омской области вне национальных районов, в Новосибирской, Томской, Калининградской, Самарской, Саратовской областях.

- Сбор информации о численности распределении немцев в Казахстане, Киргизии и некоторых других бывших республиках СССР.

- Изучение тенденции и перспектив заселения немцами Калининградской области, в т.ч. областного центра.

- Проведениет разъяснительной и дискуссионной кампании в СМИ.

- Проведение референдума или достаточно представительного опроса среди российских немцев и обработка результатов.

- Создание рабочей группы для подготовки Всероссийского Съезда российских немцев с учётом равноправного привлечения представителей от немцев Казахстана и Киргизии

 

- Проведение Съезда. Состав делегатов должен быть предельно представительным и формироваться выборами делегатов на местах. Нельзя допустить, чтобы этот судьбоносный для российских немцев Съезд превратился в очередное роскошное мероприятие для общественников и прочих интеллигенствующих активистов. Выборы на Съезде постоянного рабочего органа для организации исполнения принятых решений и контактной работы с исполнительными органами Российского Руководства в затронутых вопросах.

Встреча у Президента Российской Федеорации или у лица, назначенного Президентом, с целью выработки основной стратегии дальнейших действий в данном вопросе. (Прежде всего, конечно, нужно убедить Президента в естественной необходимости автономизации российских немцев на уровне субъекта Федерации). .

 

Не исключается, что в результате изучения ситуации, на каком-то его этапе, обнаружится, что государственность для рассеянного остатка немцев в России потеряла смысл. Это означало бы окончательную потерю когда-то сильного и важного для России национального этноса. Никакие программы по сохранению или восстановлению идентичности российских немцев вне рамок автономности не остановят процесс активной ассимиляции этого народа в общероссийское окружение. Программа и практика усиленного насаждения программы немецких «культурных центров», проводимой сегодня МСНКА вместе с некоторыми другими ветвями общественного движения, с Минрегионразвития РФ и Межправкомиссией России и Германии имеет смысл только на время перехода к Автомному образованию российских немцев в РФ. И это при условии, что такая программа будет принята на высшем уровне власти РФ. Сейчас произошла замена главного пункта Протокола Межправкомиссии, который объявлял генеральной задачей «Поэтапное восстановление государственности российских немцев», на некую «культуризацию» этого этноса. Ни Межправкомиссия из представителей обеих государств, ни большинство общественных организаций российских немцев, работающих на деньги в основном Германии, этот фундаментальный пункт уже не вспоминают. Всё сводится к финансированию некоей мифической деятельности по той самой культуризации немецкого этноса в России и даже немцев из России в Германии и строительству «воздушного» моста между Россией и Германией путём непонятного объединения российских немцев, эмигрировавших в Германию и оставшихся в России. Не пристало нынешней вполне самодостаточной России выпрашивать деньги у Германии на восстановление или просвещение собственного народа. Притягивать сюда какие-то надуманные проблемы бывших российских немцев в Германии и вовсе неприлично. О них есть кому позаботиться, и кроме ассимиляции в германское сообщество, которая протекает быстро и неотвратимо, пути у них нет. Это процесс объективный и остаётся только сожалеть, что Россия потеряла большую часть одного из своих народов. По этому вопросу рекомендую свою недавнюю статью «Государственность российских немцев в составе РФ – неотложная задача».

 

Один из авторитетных деятелей общественного движения российских немцев, фамилию которого не называю по этическим соображениям, по поводу моей статьи в журнале «Свободная мысль» пишет: «Ваша позиция по центральному вопросу движения российских немцев очень интересна (речь идёт об автономизации российских немцев в рамках реабилитации этого народа). Вместе с тем затея с Калининградом очень опасна для нашего общественного движения. И вот почему. Калиниград исторически не относится к месту традиционного проживания российских немцев, впрочем, как и Сибирь. ... И если мы сегодня от имени общественного движения российских немцев будем предлагать и настаивать на решении вопроса реабилитации российских немцев через Калининград, то рискуем попасть в очень сложное положение, когда нас могут обвинить, пусть даже формально, в экстремизме с вытекающими отсюда последствиями».

 

Такие опасения требуют короткого пояснения. Российские немцы с момента переселения из Германии в Россию действительно никогда не проживали в Восточной Пруссии. Но именно оттуда переселялась масса немцев, прежде всего меннонитов, в Россию: в Запорожье на Украине, на Волгу в Самарскую губернию и др. места. Основным мотивом переселения меннонитов было религиозное притеснение, выражающееся в неоднократных отменах данной им гарантии непризыва в армию и неучастия в военных действиях. По канонам Менно Симонса, основателя конфессии меннонитов, строго запрещались насильственные действия и ношение оружия, чего меннониты, великие мастера земледелия, неизменно придерживались. Да и земли стало не хватать, а Екатерина Великая предлагала огромные массивы неосвоенных богатых земель в России. После Войны, когда Кёнигсберг с прилежащими землями отошёл к СССР и этот анклав стал называться Калиниградской областью, у руководства СССР и затем России появилась причина постоянной головной боли – как по настоящему заселить этот край?!. Есть сведения, что в смутный ельцинский период Калининградскую область даже пытались вернуть Германии, но она напрочь отказалась от этого предложения. Уже при Президенте Путине была принята программа заселения этих земель с привлечением прежде всего российских немцев из стран СНГ и Германии,однако она толком так и не сработала. Решать её нужно в куда больших масштабах и глубинно, о чём я не раз писал.

 

Насчёт Сибири, которая якобы не относится к традиционным местам расселения российских немцев....... Тут остаётся только удивляться некомпетентности автора письма и заявлениям ряда публицистов по этому вопросу. Чаще всего и с глубокой убеждённостью Сибирь, наряду с Казахстаном, преподносится как край вечной ссылки и депортации всех российских немцев. Не буду повторять свои выкладки и доводы по этому вопросу, но могу отослать к обстоятельным трудам и документам исследователя истории немцев в Сибири Петра Петровича Вибе: «История и этнография немцев в Сибири» и «Немецкие колонии в Сибири». Да и сам я происхожу из сибирских немцев, которые, в частности, в 1905 году основали моё родное село Миролюбовка в Омской области.

 

Только что упомянутый журнал приводит цифры, которым, очевидно, можно доверять и которые показывают действительно сильнейшее рассеяние немцев в СССР, усиленное депортацией немцев в августе 1941 года. Но если авторы этой таблицы утверждают, что большинство немцев до депортации жили в основном компактными поселениями в деревне, а к 1989 г. они сильнейшим образом переместились в Азиатскую часть СССР, подразумевая депортацию, то это не вся правда. Действительно, в Киргизии и Казахстане прирост численности немцев в 1989 г. против 1939 г. был десятикратным: Казахстан – 92.571 чел. в 1939 г. и 957.518 чел в 1989 г.; Киргизия – соответственно 11.741 и 101.309 чел. При этом следует учесть общий прирост немцев в СССР за этот период с 1.427.232 до 2.038.341 чел. и сильную степень урбанизации: в 1939 г. немцы в основном жили в деревнях, а в 1989 – 52,8% в городах. Около 200.000 немцев за это время эмигрировали в Германию и, естественно, не вошли в перепись 1989 года.

 

А в целом рассматриваемая таблица, показывающая сравнительные цифры проживания немцев в различных регионах СССР в 1939 и 1989 гг., характеризует сильное рассеяние немцев по всей стране в обеих случаях. Думается, если аналогичную табл. составить, например, для татар, то она покажет такую же или близкую степень рассеяния, хотя никакой депортации они не подвергались за исключением небольшой группы крымских татар. А в целом, следут отказаться от стереотипа, так часто и яростно употребляемого публицистами, когда рассеянность российских немцев полностью приписывается акту депортации.

 

В результате известной депортации немцев АССР НП и ряда прилегающих районов единственное государственное образование немцев в СССР было ликвидировано и немцы, на первый взгляд, оказались окончательно рассеянными. Более того, многие публицисты причину этого видят только в депортации и картина рисуется совершенно утрированная: в августе 1941 года, повторяют они друг за другом, все немцы были депортированы и оказались рассеянными по Сибири, Алтаю и, особенно, Казахстану. В реальности депортирована была часть немцев (см. раздел настоящей работы «О численности депортированных...»). Из депортированных в Сибирь и на Алтай значительная их часть была подселена в немецкие деревни, а в Казахстане достаточно быстро образовалось естественное скопление немцев на стыке пяти областей в Центральном Казахстане. На последнем моменте стоит остановиться отдельно, а пока замечу, что в результате депортации общая рассеянность советских немцев увеличилась не слишком заметно. Первоначальная её причина – естественное и вполне добровольное рассеянное поселение уже в процессе эмиграции немцев из Германии в Россию и чуть позже вторичное расселение в поисках земель для увеличившегося населения немцев.

 

27 лет зрелой жизни я прожил в Караганде и наблюдал район скопления немцев на стыке пяти областей: Карагандинской, Кустанайской, Целиноградской, Кокчетавской, Павлодарской. Из места ссылки достаточно быстро образовались хорошо обустроенные сёла, резко выделяющиеся по богатству и основательности от соседей. Образовался большой ареал скопления немцев с числом жителей примерно или более полумиллиона человек. А всего в Казахстане по переписям 1979 и 1989 гг. стабильно жили до 1,0 млн. немцев, из них 52,8% в городах (по данным журнала

 

С самого начала исхода немцев из Германии в Россию они осаждались в разных местах огромной империи, предпочтительно там, где богатые земли не были заняты. Началось заселение в Южной Украине и на Волге, частично осаживались в районе Петербурга, Одессы и Причерноморья, Бессарабии, Закавказье. Вслед за первым потоком немцев лютеранской и католической конфессий в Россию потянулись немцы-меннониты, образовавшие мощные колонии в Запорожье и на Волге в Самарской губернии. Когда земли быстро растущим семьям меннонитов стало не хватать, образовались меннонитские колонии в Оренбуржье (

 

 

 

 

 

 

 

 

Репрессированные в СССР от 1 января 1936 г. до 1 июля 1938 г. с разделением по национальностям.

 

Национальность Кол-во репрессиров. Доля репрессир. Доля численности

данной национ. данной национ. в

от общей числен. общей числен. насе-

репрессированных,% ления в СССР, %.

 

Русские 657.799 43,6 58,4

Украинцы 189.410 13,3 16,5

Поляки 105.485 7,4 0,4

Немцы 75.331

 

Белорусы 58.702 4,1 3,1

Евреи 30.542 2,1

 

Латыши 21.392 1,5 0,1

Финны 10.678 0,7 0,1

Всего 1.420.711 100 100

5,3 0,8 1,8

 

Введём сюда дополнительную графу, цифры которой более зримо представляют сравнительные показатели репрессий по приведённым национальностям. Для этого делим показатель третьей колонки вышеприведённой таблицы (доля репрессированных данной национальности...) на показатель четвёртой колонки. Для русских, например, получаем 43,6 : 58,4 = 0,75.

 

Русские – 0,75

Украинцы – 0,81

Поляки – 18,50

Немцы - 6,63

Белоруссы – 1,32

Евреи – 1,17

Латыши – 15,00

Финны – 7,00

 

Эти цифры показывают, что русских при населении округлённо 200.000.000 х 0,584 = 116.800.000 чел репрессировано в 6,62 : 0,75 = 8,84 раза меньше в долевом отношении к численности населения, чем немцев, или в 1,17 : 0,75 = 1,56 раза меньше в долевом отношении, чем евреев, или в 18,50 : 075 = 24,7 раза меньше, чем поляков.

 

Эти цифры – сильный козырь у исповедующих философию тотального геноцида немцев. Именно и только немцев по национальному признаку! Здесь же открывается другая картина, когда по отношению к полякам, латышам, финнам картина выглядит кратно хуже. Да и родственные русским белоруссы в относительном исчислении подверглись репрессиям чуть ли не в 2 раза чаще, чем русские. Даже евреи, которых больше всех винят в геноциде немцев, репрессировано относительно своей численности в полтора раза больше русских. Нужно ли обвинять русских, которые относительно своей подавлящей численности меньше всех приведённых в таблице народов подвергались репрессиям? Конечно же, нет! Абсолютное количество репрессрованных русских просто огромно – 657.799 человек. Что касается немцев в СССР, то здесь решающую роль (1936 – 1938 гг) сыграл классовый признак, они жили много богаче русских, прежде всего сельчан. В целом приведённые цифры характеризуют всю степень варварства и безмерной жестокости идеологии диктатуры пролетариата по отношению ко всем национальностям России.

 

Если принять модель «тотального геноцида» немцев в СССР, принятую как государственная программа, то численность немцев должна бы постоянно снижаться и стремиться к нулю. По данным вышеприведённого журнала динамика численности немцев в СССР выглядела по переписям след. образом:

 

1926 г. - 1.238.546 чел.

1939 г.

 

1941 г. - 1.553.000

1959 г. - 1.619.655

1970 г. - 1.846.317

1979 г. - 1.936.214

1989 г. - 2.038.391

- 1.600.624

 

В 1979-89 на численность уже заметно отражался отток немцев в Германию.

 

Можно предположить, что вплоть до депортации немцы АССР НП меньше других немцев в СССР попадали под каток репрессий. А ведь именно публицисты из их потомков сейчас громче всех трубят о тотальном геноциде прежде всего немцев этой республики. Вот что я писал в своей статье «Ещё раз о российских немцах» по поводу идеологического настроя немцев АССР НП, изучая документы по этому вопросу и исходя из общеизвестного положения, что российские немцы в целом всегда отличались большей религиозностью, привязанностью к церквям, чем определялась их семейная и общественно-общинная жизнь. «Материалы, собранные в сборнике А.А.Германа «История Республики немцев Поволжья» и никак автором не комментируемые, показывают, что немцы этой Республики значительно глубже других людей восприняли коммунистическую и социалистическую идеологию. Сталину совсем нетрудно было подобрать здесь в руководство верных и активных последователей и исполнителей официальной политики. И как следствие, основная масса прониклась идеями диктатуры пролетариата, когда состоятельные или богатые люди считались врагами революции. Убеждённых активистов-комсомольцев и партийцев здесь было больше, чем в русском окружении. А идеология диктатуры пролетариата учит уничтожению врагов этого пролетариата, но никак не учит работать предприимчиво и высокорезультативно. В названном сборнике архивных материалов А.А.Германа приводятся статистические данные урожайности по Республике НП (а Республика-то в основном хлеборобная!). Средняя урожайность в годы существования АССР НП крутится вокруг 2,0 – 6,5 центнеров с гектара, и только в рекордные 1937 и 1940 гг. собирали по 10 центнеров с га. Можно представить, как воспринимались такие цифры меннонитами, которые даже в Сибири, в районах рискованного земледелия, собирали по 15-20 центнеров».

 

Конечно, степень приверженности официальной идеологии в годы «великих репрессий» не давало гарантии неприкосновенности, особенно высокопоставленным партийным и советским руководителям, однако рядовых жителей АССР НП это касалось меньше, чем немцев, сохранявших приверженность традиционной ментальности, религии, замкнутой общинности.

 

Много шума поднялось в связи с выходом книги Виктора Бруля и Михаэля Ваннера «Книга памяти: государственный террор против немцев Алтайского края и Омской области в 1919 – 1953 гг.». Могу судить о ней только по обстоятельной статье И.Шлейхера и А.Фитца, достаточной для получения полного представления о «Книге памяти...». У читателя складывается впечатление, что руководство страны уже с 1919 года было озабочено проблемой, как бы уничтожить немцев, да побыстрее. Коллективизация тоже рассматривается как инструмент этой политики. В работе «История и этнография немцев Сибири» вопрос коллективизации в Сибири в целом и в немецких районах в частности рассматривается вполне объективно. Читатель из цифр получает представление о сумбурном и насильственном процессе коллективизации как в русских, так и в немецких поселениях. Однако, кулаков среди немцев Сибири и Алтая в процентном отношении ко всем крестьянским хозяйствам оказалось больше, чем среди русских. Так, в Омском округе в 1929 году из среды крестьянских хозяйств выделили при обследовании 9% кулацких хозяйств, т.е. наиболее крепких, состоятельных. В Немецком районе Славгородского уезда эта доля увеличилась до 9,7%, а отдельно среди немцев-лютеран – до 12,8% и меннонитов – 18,2%. Здесь хорошо просматривается тот факт, что крестьяне-немцы, особенно придерживающиеся религиозно-общинной или семейной иделогии, жили заметно богаче окружающих. Здесь уместно заметить, что особенно состоятельны были немцы-меннониты – великие мастера земледелия. Далее автор отмечает, что коллективизация в Сибири началась с немцев в 1929 г. и темпы её были выше, чем у русских. В 1931 г. в Немецком районе Западно-Сибирского края в колхозах состояло 61% немецких хозяйств при общем проценте по краю 25,3%. Мы это не связываем с какой-то особой жестокостью по национальному признаку. Сама коллективизация и методы её осуществления были по пролетарски жестокими и, в первую очередь, по отношению к крестьянам состоятельным. Да и в силу своей более высокой общественной дисциплины немцы легче коллективизировались, хотя и немало протестовали, частью уехали в Канаду и Южную Америку. Советы не могли этого допустить и уехать удалось только их части, примерно пять с половиной тысяч.

 

Работа Бруля и Ваннера особенно страдает тенденциозностью, когда статистические или просто где-то надёрганные цифры недопустимо обобщаются, нужные цифры и сведения, касающиеся немцев Сибири и Алтая, отрываются от других. И вот у читателя уже складывается ощущение, что торжествующие вандалы из ненависти к немцам вовсю их уничтожают без каких-либо причин. Руководство СССР, а раньше и царской России, без всяких на то оснований, репрессирует и истребляет в своей стране немцев уже с 1919 года. Термин «тотальный геноцид» по отношению только к немцам гуляет по многим публикациям немецко-российских публицистов. Работа А.И. Савина по этому вопросу в фундаментальном труде «История и этнография немцев Сибири» (Омск, 2009) под редакцией известного исследователя П.П. Вибе, представляется куда более объективной и глубже разработанной. Я не задаюсь целью анализировать эту работу, укажу только на некоторые моменты, которые подтверждают мою позицию недопустимости некритического применения сложившихся стереотипов.

 

Заранее исходим из того аксиоматического положения, что репрессивная политика сталинского режима, в смягченной форме повторившаяся при ближайших его наследниках с их тоталитарно-партийными режимами, не имеет оправданий. Но сосредотачивать внимание только на немцах в СССР абсолютно некорректно и недопустимо по всем нормам европейской цивилизации. Все народы в советской империи жестоко пострадали от этого режима и считаться здесь, кто и от кого пострадал больше, недопустимо. Человечество имеет огромный негативный опыт раздувания духа национального превосходства и сейчас это совершенно недопустимо во избежание колоссальных столкновений на этой почве.

 

А малых народов, пострадавших в Сибири, как и в целом в СССР, в относительном количественном выражении не меньше, чем немцы в той же Сибири, немало: латыши, эстонцы, финны, болгары, греки, румыны и др. Оправдания этому нет, но логическое объяснение вполне возможно и необходимо. Выше я приводил сопоставительные цифры репрессированных по некоторым народам в сравнении с народом русским. Действительно, русских репрессировано относительно меньше, но это не повод для предъявления счетов русским или другим этническим меньшинствам с относительно меньшими показателями репрессированных. Здесь полезно учесть и закон больших чисел: в реальности нельзя себе представить, чтобы из примерно 160 млн русских была репрессирована 1/3, что равно 53,3 млн человек. Ни один репрессивный аппарат для внутригосударственного управления не справится с этой безумной затеей. Все перечисленные и неупомянутые малые национальные этносы по разным историческим причинам и сложившимся традициям и ментальностью не принимали диалектику пролетарской диктатуры и активно сопротивлялись насильственной интеграции в такое интернационально-советское сообщество.

 

Если говорить о сибирских немцах, то здесь большую часть составляли меннониты, ментальность, религиозная догматика и исторические традиции которых оставались особенно трудно соединимыми с атеистическими принципами советского сообщества. Их религиозная замкнутость и строгая догматика официально расценивались как сектантские и уже за это к ним относились весьма насторожено ещё с тех пор, когда православная церковь вместе с царским режимом предавали сектантов анафеме. Да и сами немцы, и прежде всего и в большинстве меннониты, считали противоестественным принятие догматики атеистического режима и коллективизацию. Далее меннониты и частью др. немцы вызвали гнев не только властей, но и части русского населения из-за массовых выступлений с требованием разрешить эмиграцию в Канаду, в Южную Америку. Движение это было настолько сильным и организованным, что в Москве собрались 12,5 тысяч эмигрантов и из них

 

 

¾ меннонитов. И ведь добились в тех условиях неплохих результатов – около 6.000 немцев, в т.ч. около 4.500 меннонитов, уплыли через Англию в Канаду и в Южную Америку. А в процессе борьбы за эмиграцию практиковались такие методы, как саботирование посевной кампании и др. методы противодействия политике советской власти относительно немцев. Известно даже восстание меннонитов на волне эмигрантских настроений с захватом административных зданий в Гальбштате на Алтае (30 июля 1930 г.). Значительное раздражение вызывали и массовые посылки и денежная помощь немцам из Америки.

В общем, считать немцев в Сибири очень лояльными советскому режиму того времени не приходится. Естественно, этот режим, по сути своей и идеологии, принимал более жёсткие репрессивные меры против немцев Сибири. И не только немцев. А.И.Савин приводит цифры по репрессиям по др. национальным меньшинствам: поляки – 147.533 чел., немцы 65.339, харбинцы – 35943, латыши – 23.539, иранцы – 15.946, греков – 15.654, финнов – 10.598, китайцев и корейцев – 9.191, румын – 9043, эстонцев – 8.819, болгар – 2.752, по др. малым этническим группам – 6.528 чел. Эти абсолютные цифры не характеризуют долю репрессированных от кол-ва проживаемых на территории Сибири и Алтая, но что цифры относительной доли высоки, в этом нет сомнения. И все они, хоть и в разной степени, были нелояльны сталинскому режиму и ответное отношение – соответствующим. Тот же А.И.Савин пишет в своей работе: «Современные исследователи оценивают число жертв «линейных операций» около 340 – 350 тыс. человек, в т.ч. около 55 тыс.- немецкой» операции...(«линейные операции» - репрессивные операции по национальному признаку). И далее: «Для историков «Большого террора» очевидна вторичность «национальных операций» вообще и «немецкой» в частности по отношению к «кулацкой» операции – как по времени, так и по методам. «Кулацкая» операция выступила «мотором» и образцом для «национальных» операций. В результате можно выдвинуть тезис о том, что каждая из операций по национальным « линиям» представляла из себя «кулацкую» операцию, но в рамках определённого, указанного сверху, «контрреволюционного национального контингента».

 

О рассеянности немцев в СССР и новой России и её причины. Один из чаще всего употребляемых нашими публицистами стереотипов – это утверждение, что до депортации в 1941 году немцы жили компактными группами, что вполне обеспечивало им государственность в той степени, без которой не удаётся сохранить немецкую идентичность. Депортация разбросала российских немцев и это следует считать государственной политикой СССР, преследующей цель геноцида немцев не только путём их уничтожения, но и насильственной ассимиляции в русское окружение, когда исчезают традиционные качества народа «российские немцы». И чем сильнее рассеяние, тем активнее процесс ассимиляции. В своём диалоге в журнале „

 

 

 

40 проц.

Расчёты автора 109 25,0 24 22,0 5,5

этой статьи по

немецкому селу

Миролюбовка

Омской обл.

 

* Погибших в местах расселения депортированных немцев определить нельзя, это некорректно.

** Здесь 33% погибших за 15 лет трудармии и комендатурского режима.

 

Из таблицы видно, что разброс данных, которыми оперируют приведённые публицисты, огромен (от 5,5 до 40%). Чаще всего, под впечатлением прочитанных статей достаточно авторитетных авторов, необдуманно оперируют цифрой погибших в трудармии 1/3 от всех немцев. Такие цифры, конечно же, потрясают и тогда идут в ход эпитеты превосходных степеней: государственный геноцид, жестокий намеренный геноцид на полное уничтожение немцев и т.д. и т.п. Это один из самых живучих и безжалостно эксплуатируемых стереотипов.

 

О целенаправленном и планируемом геноциде российских немцев. Рассматриваемый в прошлом разделе стереотип о потерях российских немцев в трудармии публицистами чаще всего преподносится как форма тотального геноцида этого народа, как один из основных его элементов. По нему в предыдущем разделе сделаны определённые выводы. Однако, вопрос стереотипа о геноциде этим не исчерпывается. Рассмотрим его и в других аспектах.

 

Привожу ещё один пассаж из недавней статьи Сергея Дебрера: «... АССР НП была ликвидирована, всё её руководство – вплоть до низового звена, отправлено в тюрьмы и расстреляно (подч. мной) по лживому обвинению в пособничестве нацистской Германии». Подчёркнутое в этом пассаже по смыслу означает, что всё руководство республики и всех её звеньев посадили и затем расстреляли, а не посадили и частью расстреляли. Что Дебрер вольно обращается с понятиями и смысловыми оборотами речи, мы уже убедились, разбирая выше его пассаж: «В последующие месяцы депортации подверглись практически все немцы, проживающие на неокупированной Вермахтом территории СССР». Не мог автор не знать, что это полная нелепица! В имеющихся у меня дневниковых записях некоего Д. Бергмана – активнейшего партийца и руководителя среднего звена в АССР НП, которые он делал в период от выхода Указа о депортации и до своей смерти в деревне на севере Новосибирской области, это совершенно не обнаруживается. В «Истории и этнографии немцев в Сибири», где большой раздел посвящён депортации немцев из АССР НП, приведены все документы, определяющие порядок вывоза, следования в пути и обустройства на местах распределения, и нигде не просматривается какая-то особая ненависть к депортируемым немцам, которые оправдывали бы или подстрекали к массовым расстрелам. Расстрелы немцев в АССР НП, и в первую очередь руководителей и активистов, провели во второй половине 1930-х годов вместе с русскими и людьми др. национальностей. Г. Вормсбехер в своих совершенно замечательных работах – воспоминаниях о двух делегациях советских немцев к высшему руководству СССР в 1965 г., приводит состав делегаций, в которые входили и бывшие руководители разных звеньев управления в АССР НП.

 

Какого же отношение советской власти к немцам в период великих репрессий конца тридцатых годов сравнительно с русскими и людьми некоторыми др. национальностей? Интересна в этом отношении таблица, приведённая в журнале

«Deutsche aus Russland gestern und heute.

С.Дебрер Цифры не приводятся 33,0**

 

 

Сравнительная таблица данных, характеризующих потери немцев в трудармии.

 

 

Призвано % от всех Погибло Погибло Погибло Примечания

в трударм. немцев в (Кол-во) (% от при- (% от всех

(кол-во) в неокуп. званных) немцев в

зоне. неокупир.

зоне.

 

А.Фитц «Рабо- 350.000 28 70.000 20 5,6 Эти цифры

та немцев близки к при-

любит

auf dem Weg

 

И уж совершенно некорректно утверждение, что процент погибших трудармейцев от всего немецкого народа в СССР того времени выше, чем павших под пулями (т.е. всех погибших) во Второй мировой войне. Если принять все страны, так или иначе участвовашие в этой войне, то процент погибших в сравнении с СССР или даже Германией очень невысок. Естественно, имелась в виду Великая Отечественная война СССР против Германии (по терминологии и идеологии журнала – война СССР против гитлеровской Германии, взявшей на себя благородную и трагическую задачу защиты Европы от окупации Красной армией). Какой же процент погибших можно принять для СССР в этой войне? Здесь точных цифр получить не представляется возможным: Прибалтика, Западная Украина, Бессарабия и ряд др. районов практически не участвовали в войне против германской армии, скорее наоборот; огромная окупированная территория России тоже большую часть времени войны была исключена из военных действий. И если мы примем население СССР, непосредственно участвующее в войне, численностью в 130.000.000 человек, а число погибших – 30.000.000 человек (официальная цифра 28-32 млн. человек), то получается 23% погибших. Написал и засомневался: по ощущениям, которые я испытал в годы войны и десяток послевоенных лет, цифра д.б. заметно большей.

 

Цифры призванных в трудармию и погибших там в разных публикациях колеблются в недопустимо широких пределах в прямой зависимости от эмоционального настроя пишущего или выступающего и от их идеологического настроя. Попробую и я на примере большого немецкого села в Омской области, в котором я прожил с февраля 1942 г. по 1956 год., спрогнозировать эту цифру. По моей просьбе мне оттуда очень близкие люди прислали поимённый список призванных в трудармию и умерших там. Многие, пережив трудармию, в деревню не вернулись, а устроились на работу на заводах или шахтах. Эти тоже все учтены. Насколько такая выборка, по терминологии теории вероятностей и математической статистики, представительна при переносе на соответствующие масштабы всей страны, судить не берусь, но слишком большого отклонения быть не должно, уж очень типичное и большое немецкое село. Мои ближайшие родственники: отец, старший брат, многочисленные дяди и близкие знакомые всю войну провели в трудармии на Северном Урале (отец), в Прокопьевске на шахте (брат), на уральских стройках, в Котласе Архангельской области, в Воркуте, в Орске.... И если подсчитать всех ушедших и вернувшихся, то получается, что не вернулись примерно 22% из призванных. Это не значит, что все они погибли от голода и холода, кто-то мог умереть и естественной смертью, но эту возможность в расчёт не берём. Всего было призвано 71 мужчин и 38 женщин, не вернулись (умерли) соответственно 21 и 3 человека. В трудармию призывалось примерно, с достаточным приближением,

 

.....................................................................................................................................................

¼ всего немецкого населения. Это с учётом непризыва большинства женщин, стариков, детей обоего пола до 16-ти лет, инвалидов и хронических больных. В итоге, по этим расчётам во время войны и годом позже умерло непосредственно в трудармии 0,22 х 0,25 = 0,055 часть или 5,5% от всех немцев в Миролюбовке. Я не говорю об умерших от голода и болезней «на воле» - это трагическая участь всего народа СССР. В русских деревнях война выкашивала мужчин в значительно большем процентном соотношении и голодали все не меньше нашего. „500 тысяч российских немцев погибли в истребительных лагерях-трудармиях СССР. Это в процентном отношении больше, чем павших под пулями во второй мировой войне. Это был жесточайший геноцид.

Трудармия – самая чёрная, самая трагичная полоса в истории российских немцев. В этих лагерях погиб каждый второй трудармеец (

 

Последнее сравнение с узниками германских концлагерей совершенно некорректно.Достаточно посмотреть фотографии из трудармии и оттуда же, периодически публикуемые в книгах на эту тему в журналах Volk auf dem Weg и других. Здесь же эмоции перехлёстывают все границы здравого смысла. И далее: в приведённом пассаже приводится цифра погибших трудармейцев – 500.000 человек или, как пишет автор, 50% от призванных в трудармию. Отсюда следует, что в трудармию призвали 1.000.000 советских немцев. При численности немцев на территории СССР, неокупированного немецкой армией, в 1.250.000 человек процент погибших составляет 40% от всего немецкого населения, а призванных в трудармию - 80%. Неизвестного автора (или

 

 

подч. мной). Их умышленно уничтожали голодом, холодом, непосильным трудом, день за днём. Их хотели стереть с лица земли. Но не сразу – сперва из них выжимали все соки. Мы выглядели так же, как узники концлагерей, которых сегодня показывают в документальных фильмах».

Вот что пишет в своей недавней статье некий Дебрер: «До 1956 г. российские немцы в местах своего казарменного проживания были обязаны ежедневно отмечаться в комендатуре.... За 15 лет (1941-1956г.) были уничтожены или погибли от лишения 450 тыс. человек – т.е. каждый третий российский немец! Это официальные данные. Неофициально же потери значительно выше». Абсолютное невладение логикой здесь так и выпирает. Даже в самой благополучной стране за 100 лет процент погибших и умерших при такой методике будет ещё много выше, т.е. более 100%. Всё зависит от того, с чем сравнивать, от какого числа людей вести счёт погибшим и умершим. Если 450.000 разделить на 15 лет, то получится в среднем по году 30.000 человек. И как автор сумел отделить уничтоженных и погибших от естественно умерших? Главное, чтобы в экстазе было чем размахивать. Вряд-ли автор хоть в малейшей доле испытал трудности военного и послевоенного времени. Это тот самый пример, когда вовсю гуляют сложившиеся стереотипы и ими бездумно пользуются. Можно обратить внимание на след. пассаж Дебрера: «В период тотального геноцида был уничтожен весь цвет этого (немецкого) народа – учёные, писатели, журналисты, учителя, актёры, музыканты, врачи.... А в последующие годы, вплоть до развала СССР, ряд ведущих ВУЗов страны, а также многие города и регионы (Москва, Ленинград, вся Прибалтика и др.) были для российских немцев полностью закрыты – их там не прописывали». Понимает ли автор этой статьи меру всех ужасов, которые с таким нажимом разрисовывает? Понимает ли он смысл термина «тотальный геноцид» или просто подобрал слово пострашнее? Великие репрессии конца 1930-х годов и война с фашистской Германией были неимоверно страшны для всех народов СССР, но со словами «геноцид» и «тотальный геноцид» нужно обращаться взвешеннее, тем более относить их только к одному народу. Это оскорбительно для др. народов, перенёсших те же страдания.

 

Что касается полного уничтожения интеллигенции российских немцев, то это не более чем безответственное утверждение, которое даже опровергать неловко. Автор должен бы знать, что академик Раушенбах с множеством самых высоких титулов и степеней никогда не скрывал, что он немец. А великий музыкант Шнитке? Таких примеров можно привести немало. Что касается врачей, учителей и т.д., то в среде моих родственников и знакомых их множество и никто их на моей памяти после трудармии не уничтожал. Ещё в 1960-х годах и позже мои близкие учились в достаточно престижных институтах Москвы и др. Конечно, период депортации и трудармии здесь являются трагическим исключением, но уже в период комендатурского учёта положение заметно изменилось. Кстати, комендатурский учёт чаще всего рисуют как казарменное житьё с ежедневной отметкой и огромным штатом почти конвойных, которые следили за каждым шагом немцев. Т.е. жизнь на спецучёте рассматривается как элемент геноцида народа. Я сам прекрасно помню весь период спецучёта и могу судить о нём не по сложившимся стереотипам, а по собственным ощущениям. Жили мы, как и во все времена, в своих домах и никаких не казармах, примерно раз в месяц в немецкую деревню приезжал уполномоченный по разным вопросам и мимоходом спрашивал у председателя, все ли на месте. Для поездки в город Омск, куда мы ездили очень часто на базар или по др. делам, достаточно было зайти к счетоводу и та подмахивала готовую бумажку с колхозной печатью. Когда ходили в гости к родственникам в соседний район за 10-45 км, никому и в голову не приходило обращаться за какой-то справкой. А крестьяне в то время все, независимо от национальности, были лишены паспортов, чтобы привязать их к колхозам. В общем, положение о спецучёте, как и многие другие законы в России, исполнялось формально, халатно. При учёбе деревенских в городе комендатурский учёт для них вообще как-то исчезал, а при достижении 16-ти лет им выдавался паспорт. Так что ужасы комендатурского геноцида советских немцев безмерно преувеличены теми, кто понятия о нём не имел.

 

Статьи Дебрера и многих других публицистов о закрытости ряда регионов СССР для немцев тоже страдают самыми безответственными и некомпетентными утверждениями. Две столицы СССР, особенно Москва, всячески огораживались от огромного потока желающих поселиться туда. Жизнь в провинции всегда была много тяжелее, чем в Москве. Что касается Прибалтийских Республик, то немцы в период «железного занавеса» между СССР и западно-европейскими странами именно через эти республики и через Молдавию перебирались в Германию. К началу 1970-х годов в Латвии, Эстонии образовались сильные религиозные общины советских немцев и частью внеобщинные немцы, которые в большинстве переезжали в Германию, пока ещё отгороженную почти плотно закрытыми воротами. В числе этого раннего потока были и большие семьи моих ближайших родственников. Мой брат с многочисленной семьёй уехал в Германию из латышского города Лигатне в 60-ти км от Риги в 1973 году. А поселился он там из района под Алма-Атой в 1970 году. Сюда же и с этой же целью тогда переезжали многие немцы и из Сибири. Всего по разным каналам в Германию перебралось немцев из СССР: 1973 г. – 4.493 чел.; 1974 г. – 6.541 чел.; 1975 г. – 5.985 г.; 1976 г. – 9.704 чел. и т.д. с нарастанием. Такие уверенные утверждения автора при полном незнании предмета должны бы вызывать отторжение у др. публицистов, но происходит как раз обратное: однажды пущенные в оборот утверждение или цифры потом подхватываются другими и ничтоже сумняще ставятся в другие статьи или выступления.

 

А вот ещё другие цифры погибших в «в истребительных лагерях трудармии СССР и их интерпретация в журнале

 

Посмотрим на некоторые высказывания особенно рьяных публицистов. Авторы статьи «Работа немца любит» утверждают: «Около 350.000 юношей, мужчин и женщин были призваны через военкоматы и направлены в «трудовую армию», на стройки, лесоповал, на добычу угля и нефти для фронта. Около 70.000 из них погибли». Первая цифра – число призванных в трудармию – 350.000 чел. представляется несколько завышенной, но в пределах воспринимаемого. Если к момену начала войны немцев в СССР насчитывалось 1.6 млн человек, а в зоне окупации с последующим переселением в Германию находилось 350.000 чел., то процент призванных в трудармию получится 28% от всего немецкого населения неокупированной зоны. Из призванных, как утверждают авторы, 70.000 человек погибли, что составляет 20% от призванных или 5,6% от всего немецкого населения в СССР того времени. Эти

 

 

Из собственного жизненного опыта и наблюдения за жизнью депортированных знаю, что самая трудная жизнь у них сложилась в первый год. Прибыли они уже для Сибири глубокой осенью и не успели обзавестись коровой и огородом, а без этих двух абсолютно необходимых элементов жизнь превращалась в выживание. Наша семья до Войны жила в районном городке Исиль-Куль Омской области и жили мы вполне справно благодаря особой энергичности отца. После отсидки в Архангельском и Карагандинском лагерях он стал особенно жадным до жизни и много и неутомимо работал, и везде он был нужным. В сентябре 1941 г. его призвали в Трудармию и наша жизнь в городе стала безнадёжно трудной. В феврале мама оставила дом в Исиль-Куле и с 4-мя детьми, в т.ч. и меня, переселилась в большое немецко-меннонитское село Миролюбовка. Там нас приютили добрые люди в хорошем доме. Мама обменяла сепаратор молока и что-то из одежды на картошку и пр. самое необходимое, и так мы дотянули до лета. Ну, а летом, да ещё с коровой, парой овец и свиньёй в сибирской деревне не пропадёшь, нужно было только много работать и предельно вертеться. Так и прожили на картошке, свекле, от коровы и на мясе от свиньи и овец до самого возвращения отца в 1946 году. Так примерно жили и депортируемые в наших сёлах.

 

А теперь короткие выписки из Дневника Д. Бергмана:

30.08.1941. Пошёл по селу слух, что немцев всех будут выселять в Сибирь. Д.Д. как человек интеллигентный и высокосознательный пресекает эти вредные слухи.

 

31.августа. В газете опубликован Указ о депортации немцев из АССР НП и Сталинградской и Саратовской областей. Радио отключено.

 

2.сентября. В школе отменены занятия.

 

4.сентября. На улицах много военных, но действий пока никаких не предпринимается.

 

6.сентября. Объявляется, что каждая семья может взять с собой 1 тонну груза. Всем объявили, кто куда направляется. Семье Д.Д. предписано переселиться в Новосибирскую область.

 

7.сентября. Д.Д. узнаёт, что его семья будет отправлена 10.сентября.

 

10.сентября. Не хватило транспорта, отъезд отодвинули.

 

11.сентября. Подают под погрузку много подвод и отдельные машины.

 

12.сентября. Погрузка в вагоны. «Тесно как сельдям в бочке». Досаждают блохи. Где-то сорвали доски и устроили полати, стало посвободнее.

 

16.сентября. Уральск. Дали обед. Все рельсовые пути предельно загажены испражнениями от предыдущих составов. Здесь, из-за плохой информации, отстали целые группы.

 

18.сентября. Едут быстро, без остановок. В Акбулаке дали сытый обед (рассчитывали только на свою пищу).

 

19.сентября. Проезжают мимо Арала. Жара.

 

20.сентября. В Кзыл-Орде снова получили обед. (В общем, почти регулярно кормили обедами и что-то в запас. На больших станциях что-то покупали).

 

25.сентября. Поехали на север, в сторону Новосибирска. «Путешествие идёт лучше, чем я думал».

 

27.сентября. Достигли Новосибирска.

 

28.сентября. Разгружают в Чистоозёрном.

 

30.сентября. На подводах всех развозят по колхозам. Семья Бергман попадает в маленькую деревеньку, дома в большей части землянки из дёрна.

 

1.октября. Энергичная жена Маргарита находит домик, где хозяева согласны их принять. Поселяются в одной комнате с трёмя окнами. Всего в деревне Тигино поселили 3 семьи.

 

4.октября. М. Назначили на работу – метать стога сена. Работала много и времени по уходу за больным мужем и детьми почти не оставалось. Заботы о детях легли в основном на Д.Д. Но какие-то продукты приносила регулярно, хотя еда однообразная: молоко, чаще снятое (обрат), и скверный хлеб.

 

27.октября. Переселились в чуть более просторную комнату, хижину, как называет её Д.Д., с глиняным полом. Последнее вызывает постоянную пыль, что оседает на всём и затрудняет дыхание туберкулёзного Д.Д.

 

4.ноября. Д.Д. отмечает доброе отношение председателя колхоза, который иногда выписывает ордер на мясо, сало, картофель.

В последующие дни автор пишет в дневнике, что с наступлением настоящей сибирской зимы проблемы с питанием резко обострились. М. много работает и домой приходит поздно. Периодически выделяют пшеницу и её научились молоть на ручных мельницах. (Мне эти мельницы в виде двух «жерновов» из отпиленных кругляшей толстого дерева с прибитыми стальными скобками хорошо известны, даже сам крутил их). Ребята быстро научились русскому языку и обзавелись друзьями. Стало совсем плохо с мукой, хлеба нет.

 

14.ноября. Выдали прилично муки.

 

15.ноября. На двоих с цыганской семьёй купили барана. Великий праздник!

 

16.ноября. Колхоз выписал мяса месяца на два. (Автор уже безнадёжно болен и всё чаще отмечает это в своём дневнике. При этом он остаётся атеистом и подчёркивает это).

 

17.ноября. М. назначают счетоводом, чему оба очень рады – не нужно целыми днями работать зимой на улице.

 

9.декабря. М. получила два кг мяса и сало. Праздник! В запасе есть пшеница.

 

19.декабря. Председатель объясняет всему управлению, что прибывшие немцы имеют все права колхозников. Этим, пишет автор, обеспечивается их материальное положение хотя-бы настолько, чтобы явно не голодать.

 

20.декабря. Есть ещё заметный запас мяса, что делает пищу более вкусной.

 

27.декабря. М. приносит целое ведро снятого молока – большая радость.

 

31.декабря. Соседка приносит капусты и 2 кг мяса.

 

1.января. М. дала детям по кусочку сахара.

 

Далее сын автора дневника Эрнст Дмитриевич Бергман, ныне живущий в Новосибирске на пенсии, перевёл текст дневника на русский язык с многими пояснениями. До пенсии был деканом факультета художества и скульптуры одного из Новосибирских институтов. Заодно, собрав много материалов, он написал биографию своего отца – заметной личности в АССР НП.

 

Ниже привожу несколько сокращённые пометки Э.Д. к дневниковым записям своего отца. Мы с Э.Д. несколько раз встречались у него дома. Двухкомнатная квартира напоминает библиотеку и музей великолепных творений его студентов и коллег, в котором книги могут стоять только в два слоя, а скульптуры и картины занимают каждый кв. дециметр оставшейся площади стен. Итак, заключительные пометки Э.Д.:

«Это была последняя запись в дневнике Д.Д. Бергмана. Он умер 6 февраля 1942 года в 7 часов вечера в деревне Тигино Чистоозёрного района Новосибирской обл. в возрасте 46 лет. 3 февраля он пошёл с сыновьями (старшему 6 лет) за мукой, в

 

.....................................................................................................................................................

ёз этот мешок в гору на санках при 40-45 градусах мороза с ветром, надышался холодного воздуха и схватил двусторонне воспаление лёгких (поражённых туберкулёзом!). Хоронили его в страшный мороз 8. февраля вдова, шестилетний сын(Э.Д.) и колхозный парнишка Николай Сирота, вскоре ушедший на фронт и не вернувшийся с войны. А вдову Д.Д. Бергмана в марте 1943 года мобилизовали на строительство оборонного завода в Новосибирске, детей её – 7 и 4 лет – отдали в семью Шаурер(мужчин Шауэра и Швейцера к тому времени взяли в трудармию), где были 2 девочки – 8 и 5 лет – и старуха мать Полины Шауэр. В сентябре вдова Д.Д. Бергмана забрала детей и пешком через всю Новосибирскую область пришла с ними в Новосибирск. Вещи тащила корова на двухколёсной тележке. Корову дали в обмен оставленной в Куккусе (на Волге).

При чтении этих дневниковых записей, то совсем кратких, то слегка развёрнутых, нужно постоянно помнить, что писались они практически безнадёжно больным человеком, родившимся и выросшем в более умеренных климатических условиях. Сибирь, да ещё накануне долгой зимы и в начале её, без запасов продовольствия, топлива, без надлежащей одежды, без жилья – эта Сибирь казалась ему гибелью. Писал он их от вынужденной из-за болезни и беспомощности интеллектуальной бездеятельности, видя в этих дневниках собеседника, которому он мог поверить свои мысли, страхи, опасения, планы.

 

Заключая этот раздел, хотелось бы сформулировать своё отношение к акту депортации советских немцев, которые с большой вероятностью могли попасть в зону окупации Германской армией. Такая практика, из понятного опасения сотрудничества населения окупированных районов с соплеменниками, проводилась и в США, и в некоторых европейских странах, да и вообще это историческая практика. Но цивилизованнее это проводить в форме интернирования, а не депортации. Когда в публикациях пламенно утверждают, что немцы АССР НП в массе своей яростно уничтожали бы германских немцев, то это представляется сомнительным или просто неестественным. Отдельные случаи героизма российских немцев в сражении с германскими солдатами объясняются больше их обрусением, даже фамилии брали русские. И это на фронте, когда подавляющее число сражающихся русские и др. национальностей – не немцев. А как себе представить поведение тех же жителей АССР НП, окажись они надолго окупированными германской армией? Выше я уже приводил такого рода очень типичный пример. И это не обвинение и даже не упрёк. Известно, что один миллион из разгромленной в начале войны Красной армии и оказавшихся в зоне окупации др. мужчин-славян, в первую очередь русских, усердно служили германской окупационной власти. В общем, взаимные упрёки и обвинения в этом плане просто неуместны и непорядочны.

 

Сама по себе депортация немцев из АССР НП, как видно из документов, была запланирована и проработана во всех деталях почти цивилизованно. Практика её проведения оказалась зачастую просто трагической, большинство заложенных в инструкциях правил и действий оказались неисполнимыми не только потому, что немцев так возненавидели, а больше по массе возникавших непредвиденных трудностей и общей безалаберности. К объективным трудностям следует отнести, кроме прочего, огромные трудности в связи с опустошением мужского населения в результате повальных призывов на фронт и, особенно, громадных потерь в первый год войны. С другой стороны русскому и в целом советскому народу выпали такие безмерные испытания, что мериться несчастьями бессмысленно. Вспомним хотя-бы блокадный Ленинград, массовое истребление народа на фронтах, жизнь русского народа в зонах окупации. Какие уж тут взаимные счёты!

 

О потерях российских немцев в трудармии. Немцы на спецучёте (под комендатурой). Я вполне согласен с общепринятым среди наших публицистов, общественных деятелей и писателей, что самый трудный период для российских немцев – это трудармия во время войны СССР с фашистской Германией. Немцев из воюющей Красной армии в первые месяцы войны убрали и вместе с другими мужчинами-немцами направили на стройки на Урал, в Зауралье, в Коми АССР и в другие места от Урала на Восток, где срочно возводились эвакуированные и новые объекты для обеспечения фронта. Была ли в этом необходимость? Да, была! Трудно себе представить, чтобы российские немцы в массе своей со всей ненавистью воевали с немцами Германии. Да и со стороны германской армии им бы мстили со всей жестокостью, как это принято по отношению к предателям из соплеменников. Отдельные экзотические случаи, которые так ярко разрисовывают и неправомерно обобщают некоторые авторы, не являются типичным явлением. Недавно красочно разрисовывались подвиги советского немца, будущего героя Советского Союза, который оказался в окупированной гитлеровской армией территории и активно, геройски сражался с немцами. Сам по себе случай такой вполне мог быть, тем более, что немцы Поволжской Республики в высокой степени были пробольшевистски настроены больше окружающего русского населения. Но следует обратить внимание на интересную деталь: тот герой подполья с крайне невысоким образованием и никогда до этого не сталкивающийся с германскими немцами, переодевается в форму немецкого офицера, смело врывается в расположение немецкой воинской части и от имени высоких армейских сфер в Берлине выдаёт губительнейшие команды и даже расстреливает сомневающегося офицера. Язык российских немцев, и в первую очередь говорящих на Wolgadeutsch и Plattdeutsch, настолько разительно отличается от языка, на котором говорили германские солдаты и, особенно, офицеры, что такой авантюрист был бы немедленно арестован или уничтожен. Тут столько фантазии от наивного представления, что все немцы говорят на одном языке, что теряется всякая правдоподобность. Даже нас, говорящих на

 

Что же те немцы, что жили на окупированной территории и затем ушли в Германию? Вокруг этого вопроса в среде наших общественников разгорелись страсти необыкновенные высочайшего градуса накала. Не беру на себя смелость судить об этом, посколько не владею соответствующими историческими фактами. Однако, я не стал бы так однозначно судить и учебник, вокруг которого столько эмоционального возбуждения. Многие немцы, и в первую очередь в АССР НП, утеряли такие определяющие черты ментальности, как общинность, религиозность, они изрядно пропитались философией пролетарской диктатуры, приняли большевистские лозунги, а попав в Германию, легко приняли идеологию нацизма. Семья моих не очень близких родственников с Днепра попала затем в Германию, где молодой сын сразу же стал активистом гитлерюгенд, затем в составе СС попал на фронт. После контузии от гранаты или снаряда он попал в плен и был осуждён с отбыванием срока где-то на Колыме. Мог он убить евреев по приказу или по др. мотивам? Вполне мог! После реабилитации или отбытия срока он жил где-то в районе Кемеровской области, образовал семью. В Германию они перебрались в 1970-х годах, где я и встречался с ним в 1979-м и позже. Не следует думать, что я возненавидел его и т.п. Естественный ход событий и судеб... Не уверен, что самые эмоциональные правдоискатели из нынешних публицистов повели бы себя иначе.

Для закрытия темы депортации немцев Поволжья в этой работе привожу сильно сокращённое изложение дневниковых записей Дмитрия Дмитриевича (Дитриха Дитриховича) Бергмана, депортированного вместе со всеми немцами из АССР НП. Достаточно объёмные ежедневные записи изложены мной предельно коротко, но таким образом, чтобы читатель получил полное представление о том, как протекал весь процесс депортации от известного Указа Верховного Совета СССР и до февраля 1942 г., когда автор дневника умер в деревне Тигино Чистоозёрного района Новосибирской области.

 

Д.Д. Бергман (30.01.1896 – 06.02.1942) в 1935 году переехал с второй своей женой из немецкой меннонитской колонии в Оренбуржье (Neu-

 

Попробуем определить действительную цифру депортированных советских немцев с приемлемой достоверностью. Начнём с АССР НП. В 1939 году, незадолго до начала Великой Отчественной войны и последовавшей в августе 1941 года депортации, в СССР, согласно переписи, проживало 1,6 млн. немцев. В АССР НП в то же время проживало 366.680 немцев при общей численности населения Республики 433.406 человек. Эти цифры взяты из сборника материалов А.А. Германа «История Республики немцев Поволжья» 2000 г. издания, которые не вызывают сомнений, посколько в нём собраны документы из архивов, в т.ч. совершенно секретные, статьи из газет того времени и др. При этом автор не интерпретирует эти данные, предоставляя это читателю. Таким образом, согласно статистическим данным, немцы АССР НП составляли с предельным приближением к моменту начала войны менее 23%.

 

По данным, приведённым в сборнике материалов „История и этнография немцев Сибири» и сборника документов А.А. Германа, серъёзность которых в целом сомнений не вызывает, количество депортированных немцев со всей Европейской части СССР складывалась следующим образом:

- АССР НП - 366.680 чел.

- Саратовская обл. - 46.706 чел.

- Сталинградская обл. – 26.245 чел.

 

Всего с Волжского региона – 439.631 чел.(по др. данным – 449.200 чел.)

 

Из других регионов Европейской части страны, в т.ч. регионы Москвы, Ленинграда –

- 359.869 чел.

Всего по этим данным депортировано в Сибирь, в Казахстан – 799.500 чел.

Это половина всех немцев в СССР. Цифры страшные, но при минимально цивилизованном подходе к переселению немцев из райнов предполагаемой оккупации германской армией это было бы в известной мере оправданной мерой. Но какую цивилизованность можно было ожидать от Сталинско-Бериевского режима?! В то же время наши публицисты нещадно усиливают реальные цифры и эмоции. Даже очень серъёзные публицисты в порыве эмоций заявляют, что депортированы были все немцы. Вот пассаж из нашумевшей статьи Сергея Дебререра, повторяющий ряд других: «В последующие месяцы депортации подверглись практически все немцы, проживающие на не окупированной Вермахтом территории СССР». Не были депортированы немцы из Сибири, где проживала значительная их часть, из Оренбуржья, Казахстана, Киргизии, Алтая. Во всех этих местах немцы вполне добровольно поселились ещё с царских времён и хорошо обжили эти места. Только в Сибири в 1939-40 гг. проживало до 130.000 немцев. Иногда хочется по ряду цифр в публикациях поставить указатель «осторожно, заминировано!». Один из русских авторов с Алтая в своей статье приводит цифру 1.200.000 депортированных из АССР НП, из которых 95.000 попали на Алтай. Автор совершенно не склонен к эмоциональным преувеличениям, но вот попалась ему цифра кого-то из наших, вот и вставил в своей статье. Так гуляют стереотипы по всему полю пишущих на эту тему.

 

В ряде публикаций пишут об уничтожительно трудных условиях транспортировки депортируемых немцев ж.д. транспортом, когда чуть не половина умирало в дороге. Понятно, что комфорта не было никакого, но смертность при этом была относительно невысокой. Так по данным документов, приводимым в сборнике «История и этнография немцев Сибири», в 188 эшелонах, транспортировавших немцев в Сибирь и Казахстан, умерло 600-700 человек. Из 449, 2 тыс. переселенцев это составляло 0,15%. Умирали, как утверждают авторы исследования, в подавляющем большинстве дети, заболевшие дизентерией и др. инфекционными болезнями. Иногда от них заражались и взрослые. Время нахождения в пути депортируемых, как утверждают авторы, колебалось от 9 до 16 суток. Возили на Алтай и в Сибирь кружным путём через Казахстан. Некоторые эшелоны (в Кустанай, Омскую область) отправлялись прямым путём и доходили даже за 5-6 дней.

 

Чаще всего, а лучше сказать почти всегда, в публикациях на тему депортации из АССР НП людей просто выгоняли на улицу и под дулами винтовок сажали в машины и повозки и отправляли на станции железной дороги или, малую часть (из Сталинградской обл.), в порт для транспортировки по воде до ж.д. По данным достаточно серъёзных исследований архивных документов (А.А. Герман) депортация немцев из Поволжья была на удивление детально проработана и предусматривала почти цивилизованные формы её проведения. Через два дня после известного Указа Президиума Верховного Совета СССР о депортации всех немцев из АССР НП, а также из Саратовской и Сталинградской областей в газетах Немреспублики этот Указ был опубликован. Местные власти обязывалитсь минимум за три дня до отъезда проинформировать каждого человека о времени его прибытия на сборный пункт. Каждой семье разрешалось брать с собой до 1 тонны груза, включающего продукты питания на 20 дней, мелкий с/х инвентарь, фураж. Перед отъездом комиссии д.б. проводить инвентаризацию оставленного скота, недвижимости, зерна с тем, чтобы по прибытии на место в Сибири и Казахстане получить соответствующую компенсацию. В пути следования предусматривалось горячее питание и медицинское обслуживание. Места расселения предусматривались по принципу поколхозному, т.е. жители каждого колхоза д.б. поселяться соответствующими группами, а местные власти обязывались подготовить жильё или силами самих переселенцев обеспечить строительство недостающего жилья. На основании справок о сданной скотине и зерна местная власть обязывалась сразу всё это выдать.

 

Если доставка до станций и погрузка прошли относительно организованно, то уже при движении поездами начались проблемы: неприятные, но пережить можно было. Так, не предусмотрели, как справлять естественные надобности, что весьма усложнялось тем, что в товарные вагоны загружали всех вперемежку. При длительных перегонах это становилось катастрофой. Плохо организованная передача информации между диспетчерами на станциях и старшими эшелонов люди зачастую отставали от своих семей, а догонять становилось сущей проблемой. Плохо решались проблемы горячего питания и кипятка. Всё это досадовало, но пережить можно было.

 

Настоящие трагедии начались по прибытии и расселении. Жильём, конечно же, практически не обеспечивали, свели почти всё к подселению в русские или казахские семьи, что вопринималось жильцами с большим раздражением из-за естественных бытовых неудобств и непрязни к «профашистским» немцам. В этом отношении, о чём сужу по собственным наблюдениям, повезло тем депортантам, которых поселили в немецкие деревни Сибири. Принцип «поколхозного» расселения был основательно нарушен с самого начала, при всём желании это было практически неисполнимо. Так разрывались привычные связи между жильцами одной деревни. Сильное рассеяние немцев, живших до этого местами с достаточно сильной национальной концентрацией, привело к быстрому процессу ассимиляции в русскую среду. Для немцев АССР НП это особенно характерно, т.к. к моменту депортации они уже сильно прониклись большевистской идеологией и русской ментальностью, хотя такие черты, как деловитость и хозяйственность сохранили. Терялась идентичность и самобытность немецкого этноса в таких определящих элементах как семья, школа, церковь.

 

Ни сданную скотину, фураж и пр., конечно же, не вернули. В известной мере повезло тем, кто подоспел к уборке урожая. Здесь немцы-комбайнеры, трактористы и прочие механизаторы показали себя настоящими мастерами, без них богатый урожай 1941 года был бы в большой части утерян. Местные мужики воевали на фронте или томились в немецких концлагерях, в партизанских лесах или на службе у немецкой оккупационной власти. А в большей части прибыли близко к наступающей сибирской зиме, что и предопределило трагические трудности вживания в совершенно непривычных условиях при социальном положении изгоев.

 

А тут для примерно 6-ти процентов всех депортированных наступила «повторная депортация», когда часть немцев из Новосибирской и Омской областей в количестве до 45.000 отправили в северные части Оби, Енисея и Лены для обеспечения фронта рыбой. Судьба их постигла более, чем трудная. Заниматься рыбным промыслом немцу с Волги – совершенно неестественное занятие. Да ещё в приполярных условиях, без подготовленного жилья. В тех местах на Лене мне показали «дом», который в великой спешке перед быстро наступающей зимой построили доставленные на барже немцы. В высоком отвесном берегу вырыли углубление и обшили его «плавником» - вынесенными на берег потоком речной воды деревьями. Их и сейчас на прибрежном песке и мелководьи валяется масса, что мы наблюдали при плавании по Лене. Показали и несколько домов в прибрежной деревне, где недавно ещё жили потомки тех аборигенов, а сейчас уехали в Германию. О них очень уважительно отзывались. Поразительные встречи.

 

 

Сколько же советских немцев оказалось в окупации, которые затем ушли в Германию или Польшу вместе с отступающей гитлеровской армией? Вряд-ли существует на этот счёт точная статистика, но примерно подсчитать, наверное, можно. Согласно данным из журнала

 

 

..

В общем, государственность немцев в России нужно решать, и неотложно, во имя сохранения народа «российские немцы», но отнюдь не восстановлением Немецкой Республики на Волге. Как это видится, покажем в разделе ниже.

 

Чем же в действительности руководствовались немцы в России, принимая решение о переселении в Германию? Утверждаю, что подавляющее большинство уехало потому, что представилась возможность жить в благополучной во всех отношениях стране с тем же языком и теми же историческими корнями. Очень небольшая часть руководствалась более высокими мотивами, особенно во время гонений по религиозным мотивам. В начале 1970-х годов подвергались репрессиям отколовшиеся баптисты, которые отказывались от регистрации церковных общин, а часто даже от гражданства, возвращая свои паспорта. Вот эти люди действительно подвергались политическому давлению и всеми силами стремились в Германию, и это им удавалось. Но в общем потоке «политических» было очень немного, особенно после переезда активных нерегистрируемых баптистов. Ниже я привожу пассаж на тему мотивов переезда в Германию российских немцев из своего письма коллегам и друзьям.

 

«В конце 1970-х и в 80-х годах я приезжал в Германию к своим многочисленным родственникам и знакомым, переехавшим раннее, много общался с ними и видел, как они были счастливы тем, что никто не следит за ними и не штрафует за богослужения, что не нужно стоять в очередях за скудными продуктами, что можно запросто построить дом и купить машину, в общественной жизни полный порядок, государство надёжно охраняет их от социальных потрясений. И ни разу не встречал ни тогда, ни позже человека, который бы руководствовался при переезде мотивом невосстановления Республики немцев Поволжья или др. политическими мотивами.

 

Другим народам многонациональной России такая возможность не была предоставлена, но и они бы рванули такой лавиной, что затопили бы Германию, будь у них такая возможность. Не так уж мало их всякими путями прорвалось. Так что никакая автономная республика не удержала бы немцев в России, пока жизнь там не наладится до приличного уровня. У евреев была своя автономная область, однако они предпочли Израиль, США и теперь ещё Германию. Так что эти рыдания по мифической Республике НП не имеют никаких реальных оснований и практически никто не руководствовался этим мотивом при решении вопроса о переезде в Германию».

 

Тема величия российских немцев, естественно, занимает большинство публицистов из их рядов. Акценты при этом расставляются очень разные: от гордости за свой народ в составе Российского народа до националистической оценки его превосходства в среде варваров (российский народ и прежде всего русские), которые в пылу своего родового антигерманизма всячески угнетали и истребляли немцев в России. Примером первых акцентов является большинство публикаций самого талантливого публициста, ветерена общественного движения российских немцев, писателя высокого уровня Гуго Вормсбехера. Позволю себе привести небольшой отрывок из его с соавторами недавней статьи «Трудные судьбы российских немцев», опубликованной в российском журнале «Свободная мысль». «Полистайте дореволюционные энциклопедии. Почитайте историю Государства Российского, историю российской науки, военного дела, культуры, промышленности, транспорта, сельского хозяйства, театра, музыки, живописи, медицины. Посмотрите историю географических открытий и «приращения могущества России Сибирью». Зайдите, наконец, в Георгиевский зал Кремля, где в бесконечных колонках имён георгиевских кавалеров на стенах каждое третье имя – немецкое.

 

Даже трудно себе представить прошлое России без немцев – без их вклада, без переданного ими своей новой Родине опыта, знания, умения, таланта и верности..... В России её немцы за два с половиной века из диаспоры, из осколка народа другой страны стали самостоятельным, новым народом на планете, гораздо содержательнее, внутренне богаче, чем были. В России они стали частью великого разноплеменного народа великой страны».

 

Второй акцент я в этом разделе не обсуждаю, а вот на некорректное смешение понятий в публикациях наших авторов указать должен. Здесь сплошь и рядом смешиваются оценки двух разных категорий немцев в России. В народ «российские немцы» вводятся те, которые этим народом никогда не были. В последнее время публицисты много нажимают на особенную роль немцев в России, начиная с Ивана Грозного до Екатериниского Указа и последовавших за ним потоков немцев – землепашцев и немцев – ремесленников из раздробленной Германии в Россию, объединяя первых с вторыми в единый народ. При чтении вышеприведённого пассажа из статьи Г. Вормсбехера с соавторами это отчётливо просматривается. Сложился очередной стереотип, который бездумно подхватывается публицистами и разрисовывается с разной степенью драматизации темы народа «российские немцы».

 

Великих или очень заметных немцев в российской истории, в её культуре и науке множество. Укажу только на некоторых из них: это идеологический глава декабристов Пестель, длинный ряд боевых офицеров в войне с Наполеоном, писатели и поэты Фонвизин, Блок, Кюхельбекер, автор самого известного словаря русского языка Даль, ряд российских губернаторов и прочих государственных служащих самого высокого ранга. Конечно, ими нужно гордиться, но нажимать на их немецкое происхождение и отделять от русской культуры или даже ставить над ней вряд-ли правомерно. Они совершенно обрусели и стали достойными представителями именно русской литературы и в целом истории государства Российского. Если потоки немцев «Екатерининского призыва» образовали новый народ – российские немцы с высокими качествами трудолюбия и законопослушания, но не выдвинули великих людей в искусстве и прочих высоких сферах, то те прежние имели совсем другие стимулы переселения в Россию и происходили из элитного общества в Германии. Последние полностью вписались в русское столь же элитное общество и достаточно быстро ассимилировались в него. Они – достойные представители русской культуры, науки, воинского генералитета, государственных служащих.

 

Если говорить о выдающихся немцах в советский период, когда потомки выдающихся немцев уже совершенно растворились в русской среде, стали фактически и неотделимо русскими, то такой уровень достигался людьми из народа «российские немцы» крайне редко. Этот факт можно отнести прежде всего к сложившейся ментальности вчерашних сильных земледельцев и ремесленников, выделивших из своей среды и сильных предпринимателей. Отгораживали их от высокой интеллектуальной среды и надолго сохранившиеся исторические традиции семейности, общинности и религиозности большой части из них. И конечно же ограничения доступа к высокому образованию в период войны с Германией и некоторое время после войны, пока ещё очень памятны были эти события.

 

Мне в этом пункте, конечно же, напомнят великого российского немца Раушенбаха, отмеченного всеми мыслимыми российскими степенями и званиями. Тут есть чем гордиться, но объективности ради следует отметить тот факт, что к моменту своего взлёта в высшую интеллектуальную сферу он уже почти совершенно обрусел и повторил судьбу прежних великих россиян из немцев. Мать его происходила из прибалтийских немцев, которые традиционно составляли особую, элитную часть своей нации. И женат он был на русской женщине, а к концу жизни был крещён в православной церкви. Раушенбах – типичный представитель исторической элиты крупных деятелей обрусевших немцев, один из последних её могикан, порождение и гордость России.

Интересно обратить внимание на такую закономерность, как прямая зависимость образованности народа от процесса урбанизации в обществе. Такая зависимость для немцев в России особенно заметна и при этом процесс их руссфикации резко ускоряется вплоть до полного исчезновения немецкости. И всё-же такие его черты как работоспособность, исполнительность, предприимчивость, законопослушность сохраняются гораздо дольше потери внешних признаков немецкости. До Великой Отечественной войны немцы «Екатерининских потоков» не были заметно подвержены процессу урбанизации и уровень их образованности обычно не превышал бытового уровня. Это при том, что грамотность немцев была почти всеобщей в отличие от русского крестьянства с низким уровнем грамотности. Уже позже немцы АССР НП заметно выбивались из этой закономерности, многие учились в городских институтах и училищах в своей же Республике. Однако, при оценке этого факта нужно учесть и то, что все фундаментальные предметы, естественно, преподавались на русском языке и процесс урбанизации и обрусения среди этих людей проходил особенно активно. Война и последовавшая депортация примерно трети российских немцев резко оборвала этот процесс и людей крупных масштабов в интеллектуальной сфере среди российских немцев появилось до незаметности мало.

 

В самое последнее время российского немца Андрея Гейма отметили высшей международной премией – Нобелевской в области физики. Я сам испытываю гордость за молодого талантливейшего россиянина, которого Россия потеряла в период бездарного правления Ельцина. Но относить его к российским немцам не могу: на немецком он чуточку говорил только до 7 лет, а вполне обрусели уже его родители. То, что последние переехали в Германию в общем лавинном потоке немцев из СССР и затем России, ничего не подтверждает. Мало ли ненемцев оказалось в Германии вместе с российскими немцами? Если бы разрешили, половина российского народа затопила бы Германию. Сам нобелевский лауреат нажимает на то, что он не немец, а человек мира, космополит. В то же время он считает себя россиянином, а научную каръеру свою при огромном таланте сделал в Англии. В России в годы его становления не было никакой материальной возможности реализовать распиравшие его глубочайшие научные идеи. А наши неуёмные публицисты уже вовсю раздувают новый стереотип: российский немец прорывается через колючую проволоку заграждений, установленных советскими агентами КГБ, и при всех ухищрениях властей против него он становится нобелевским лауреатом. На Россию он в глубокой обиде и считает себя только немцем. И всё это связывается со старым стереотипом, что только из-за планомерного геноцида немцев в СССР и их нереабилитации в нынешнее время российские немцы не смогли проявить своего явного превосходства над др. народами России. Тут же разыгрывается непоступление Гейма в престижнейший МИФИ по национальному признаку из-за козней спецорганов и вынужденное поступление в непрестижный МФТИ. Как будто второй был менее солидным, чем первый! Можно считать большим везением, что Гейм попал именно туда, отсюда дорога к Нобелевской премии по физике гораздо прямее. И русский его коллега и соратник Константин Новосёлов, если я не ошибаюсь, в Нобелевские лауреаты попал тоже из МФТИ. По отношению к Гейму тут же сочиняются истории о родителях - крупных инженерах на заводе в Нальчике, которые как немцы могли попасть туда только по схеме шарашки. Вот в ней то, выходит, и родился наш Нобелевский лауреат. Чего только не накрутят в порыве искусственно раздуваемой национальной оскорблённости...

 

Можно ли сейчас, когда основная часть российских немцев ушла из России и стран бывшего СССР в Германию, а оставшаяся часть усиленно урбанизируется и растворяется в русской среде, восстановить традиционные качества немецкой ментальности и выделять из своей среды достойное число крупных деятелей российского государства? По моему глубокому убеждению, это возможно в рамках немецкого национального субъекта РФ, если его создавать на высоком уровне и подобающем месте. Если уже не поздно.... Но об этом в предпоследнем разделе настоящей работы.

 

О мотивах переселения российских немцев в Германию. В большинстве статей, писем и выступлений публицистов, писателей и общественных деятелей движения российских немцев утверждалось и продолжает утверждаться, что невосстановление Республики немцев Поволжья и неполная реабилитация российских немцев возбудили сильнейшее разочарование в немецком этносе и явились единственной причиной массового переселения немцев в Германию. Председатель ФНКА НП Баумгертнер в своей книге «Философия общины» утверждает, что 2,5 млн. немцев остались бы в России и в странах бывшего СССР, будь своевременно восстановлена их Республика на Волге. Известный журналист и автор ряда книг по теме трудной судьбы российских немцев А. Фитц совсем недавно заявлял в интервью газете «Русская Германия/Русский Берлин» на вопрос о мотивах его переезда в Германию следующее: «Прежде всего отказом российского руководства восстановить незаконно ликвидированную республику российских немцев, т.е. окончательно отменить репрессивные акты против нашего народа». Такие и ещё более обобщающие на всех российских немцев заявления встречаются с непонятной частотой. Что этот стереотип бездумно и некритично применяется большинством публицистов, совершенно очевидно и, тем не менее, он автоматически вводится почти в каждый текст по этой теме.

 

Можно понять тех бескорыстных и самоотверженных борцов, которые в 1965 году пробирались на самый верх советской власти и требовали реабилитации советских немцев. Весь комплекс этих вопросов они концентрировали в требовании восстановления порушенной АССР НП. Анастас Микоян им тогда упорно отвечал, что помещать эту Республику негде, и он был не так уж и неправ. Но в уме он, очевидно, держал и другие доводы, даже более веские. Не буду строить догадки, какие это были доводы, скажу о своих представлениях по этому вопросу. Я близко и достаточно долго жил рядом с депортированными в Омскую область поволжскими немцами, затем учился с некоторыми из них в техникуме и могу сказать, что заметного настроения к возврату в свою республику у них не было, она их ничем уже не привлекала. Другое дело калмыки, которых тоже немало поселили в нашу деревню. По своей буддистской ментальности и вере они настолько были несовместимы с немцами, что жилось им среди нас, конечно же, не очень уютно. Да и места бывшей Калмыкии не были заметно заселены после их депортации и возвращение этого народа не представляло большой проблемы. Страстное стремление к возврату на Волгу в бывшую АССР НП и острые ностальгические настроения свойственны были в основном немногочисленной интеллигенции и бывшим активистам в довоенной Республике. И главный довод: немцев в АССР НП жило к моменту депортации всего 21% от численности немцев в СССР, а в публикациях этот процент совершенно некорректно распространяется на всех немцев как всеобщая боль и всеобщее страстное устремление к возврату на общую отобранную Родину. Если гипотетически представить себе, что немцам вернули территорию бывшей республики, то поехали бы туда очень немногие, даже если бы им компенсировали стоимость оставленного при депортации имущества. Что касается устремления в Республику немцев, не относящихся к этносу

 

 

. Если следовать этой детской логике, то потери немцев во Второй мировой войне составили от 17 до 22 млн человек. Официальная цифра, признанная Германией и всем медународным сообществом – 9 млн. человек против 28-32 млн. человек в СССР.

Такие неистовые публицисты как Эдмунд Шюле и Александр Приб и вовсе дают волю своим чувствам и оперируют стереотипами совершенно произвольно, «творчески» их домысливая и безмерно расширяя. Шюле в своём проекте доклада под названиенм «Как проистекала завершающая фаза Второй Мировой войны и каковы были итоги её окончания в мае 1945 года» тоже размахивает полотнищем с выдернутой фразой призыва Эренбурга «убивай этих проклятых немцев, и будь счастлив этим, советский воин!». Ну, а дальше озверелые толпы советских солдат врывались в деревни с немецким населением и сжигали их, а пытавшихся их тушить тут же массами растреливали. Странное ощущение от таких истеричных вскриков: Красная армия воевала не с сильнейшей армией с преданными нацистской идеологии воинами, а двигалась по беззащитной Германии и уничтожала невинных людей – немцев. Потом, что это за селения с немецким населением? Разве в мононациональной Германии были другие селения? Потом Шюле сочиняет другой штамп об озверелых насилованиях всех поголовно женщин и девочек. Тут же делается оговорка со ссылкой на книгу некоего Остина Апа, что западные союзники насиловали немецких женщин не менее масштабно и жестоко, а численность изнасилованных превысило их число во всей мировой истории. Большей глупости и придумывать нельзя было и Шюле не следовало бы ссылаться на такие куръёзные до комизма цифры. Тут же Шюле приплетает сюда «...холокост по уничтожегнию гражданского немецкого населения. Невиданная, лютая и кровавейшая этническая чистка разверзлась на всём пространстве, «освобождённом» Красной армией, жертвами которой, в завершающей её стадии, стали 14 миллионов изгнанных, в т.ч. 2 млн зверски убитых немецких граждан».

 

Ну, а дальше сюда цепляются уже известные и широко используемые стереотипы о вредности памятника советского воина-освободителя со спасённой им немецкой девочкой на руках и др. памятников на территории бывшей ГДР. Ну, до чего доумничались наши страстотерпцы! Правители послевоенной Германии, от Аденауэра и дальше начавшие и продолжающие выстраивать новую демократическую Германию – самое мощное и социально выстроенное государство в Европе, считают этот памятник великим символом освобождения Германии от нацизма, а наши публицисты правее всех правых и истерично оплакивают бедную закабалённую Германию.

 

Дальше разбирать этот материал Шюле и вовсе неинтересно, посколько повторяются уже широко применяемые стереотипы, на которые все ссылаются, не ведая, откуда они когда-то взяты. На некоторые из них я остановлюсь ниже в порядке следования темы.

 

Благодаря тому, что Германия (напомним: нацистская) приняла на себя удар коммунистического СССР, удалось сдержать процесс большевизации Европы, что в конечном итоге привело к краху СССР. Это совершенно нелепое утверждение тоже стало стереотипом для самых радикальных публицистов. Напротив, в результате победы над нацистской Германией положение СССР в мировом сообществе заметно укрепилось, а его полноценное и даже решающее участие в альянсе демократических стран против Германии заметно повысило его авторитет в мировом сообществе. Почему же СССР всё-таки развалился через 45 лет после победы в Великой Отечественной войне? Тут следует заметить, что развал СССР по границам проживания разных народов со своими историческими корнями не означает гибели государств, составляющих этот Союз. Уже Российская империя, которая включала кроме национальных республик СССР ещё и Финляндию, Бессарабию, Польшу и др., содержала в себе разрушительный элемент разнородности её частей. Думается, что не случись такие события как Первая Мировая война, в которую Россия неумно ввязалась и приняла на себя основную её тяжесть, затем революции, то она неизбежно и достаточно быстро разделилась бы на части по местам стыков наиболее несопоставимых её национальных частей. Исламская её часть, Закавказская, самая Западная с Финляндией, Польшей никак не могли составлять бесконфликтное единство в рамках одного государства. В СССР такое единство «в семье братских народов» тоже всегда держалось на жёсткой, зачастую даже на тиранической воле центральной власти и чрезвычайно разветвлённой единой идеологической структуре всего сообщества Советской империи. После постепенного и объективного разрушения воздвигнутого железного занавеса между СССР и Европой такое положение не могло сохраняться долго и разделение неестественного союза по швам совершенно различных по религиозным, историческим, языковым регионам было неизбежно.

 

Горбачёв это, очевидно, понимал и предложил программу добровольного отделения Союзных национальных Республик. Я хорошо помню этот драматический момент периода «перестройки и гласности», когда Горбачёв предложил всем председателям Верховных Советов Союзных Республик подписать документ, определяющий порядок решения о добровольном выходе из СССР. Этот порядок предполагал проведение всенародных референдумов в каждой Союзной Республике, изъявившей желание выхода. Если большинство (не помню, какое) подтверждало это желание, устанавливалось 5 лет на решение всех вопросов территориального разделения, хозяйственных взаимосвязей, взаимных долгов, военного присутствия и пр. пр. Насколько помню, все руководители Союзных Республик этот документ подписали, а Б.Н.Ельцин, тогдашний председатель Верховного Совета РСФСР, от подписи демонстративно отказался. Он тогда уже чувствовал себя сильнее Горбачёва, который не отличался твёрдостью характера, и затаил какие-то свои планы. Горбачёв с семьёй уехал в длительный отпуск в Крымский Форос, и тут же злосчастный и крайне бестолковый путч ГКЧП, захват фактической власти Ельциным и последовавший развал СССР с благословения и даже организации последнего.

 

Случилось то, что неизбежно д.б. случиться, вот только провели это крайне серъёзное дело по ельцински решительно, за одну ночь, и совершенно безответственно. Насколько бестолково, могу судить по собственным наблюдениям. До переезда с семьёй в Германию я несколько лет работал на самом большом шиноремонтном заводе Союза в Невинномыске Ставропольского края. Сперва был главным инженером и затем 2 года директорствовал на том же заводе. Работающие на этом предприятии 550 человек всегда были предельно загружены, а в последние 2 года завод основательно реконструировали, практически всё оборудование было заменено на импортное из Германии, США и Италии. Загрузка завода изношенными шинами на всю программу никогда не было проблематичным, здесь имелись ещё большие резервы и реконструрованный завод д.б. их использовать. И вот случился разовый развал СССР, разорвались все взаимопоставки, и в течение не более одного года практически все 105 шиноремонтных заводов страны остановились и постепенно растащились. Вот такой хозяйственный коллапс в подотрасли, к которой я имел самое близкое отношение. В 1985 году я недолго работал начальником цеха огромного завода резинотехнических изделий в г. Сарани Карагандинской области. На этом гиганте тогда работало 8.000 человек с ближайшей перспективой расширения в два раза. Завод всегда работал на пределе возможностей и продукции его требовалось всё больше и больше. Где-то в конце 1990-х я из Германии приехал сюда и попросился посмотреть свой цех и завод. А посмотреть пришлось на техническое кладбище. Причина та же – разрыв всех хозяйственных связей вместе с развалом СССР. В стране тогда всё предельно планировалось, а тут все взаимопостаки по республикам разом прекратились. Работать в условиях рынка тоже ещё не научились. Сейчас постепенно всё восстанавливается, производственники приучаются и приноравливаются работать в рыночных условиях. Насколько успешно, судить не берусь, но Россия – бывшая Республика в составе СССР, удержала позиции великой державы и жалеть о политическом разделении Союза нет оснований. А вот мгновенный разрыв хозяйственных связей был сродни разрыву кровеносных сосудов. Вот тут-то и стало очевидным, что цивилизованный уход любой республики мог произойти только в течение пяти лет, чтобы отрегулировать возникающие разрывы хозяйственных связей.

 

Путина В.В. наши публицисты периодически ковыряют за его разведывательное прошлое и склонность к диктаторству. Трудно сказать, кто первый пустил в оборот этот стереотип, но в публикациях и разговорах он появляется всё чаще. Совсем свежий случай, когда ему приписывают фразу сожаления о случившемся развале СССР и делается вывод, что ему хотелось бы вернуть прежнее положение. Уверен, что сам факт политического разделения СССР никаких ностальгических чувств у него не вызывает, а вот как произошло это разделение, подобное хирургическому расчленению, у любого здравомыслящего человека может вызывать только великую досаду: допустили пьяного мужика переставлять мебель! А недавно наткнулся на публикацию, в которой наш коллега рисует драматическую картину переживаний Путина-разведчика в момент, когда демонстранты-студенты ГДР вот-вот должны были захватить его офис вместе с ним и его секретнейшими бумагами. Тут сразу же приписываются мысли о готовности вызвать армию и пролить кровь невинных демонстрантов ради спасения этих бумаг. Ничего подобного, конечно же, не было, объединение Германии было практически решённым вопросом и никто не намеревался задействовать советские войска. Путин сжигал какие-то секретные бумаги – так это его служебный долг в той ситуации. Что касается его относительно жёсткого правления, то у всех ещё не прошла великая досада от процесса поощряемого распада России по регионам. Молодые американизированные реформаторы и всякого рода шельмы легко убедили недалёкого Ельцина в немедленном приложении к России западной формы демократии и той же рыночной схемы хозяйства. Вместо цветущего рынка получили полный развал и массовое разворовывание всего государственного богатства вместе с падением морали и уважения к государству. Это очень показательный пример очевидной истины: уровень и форма демократии не должны слишком отрываться от достигнутого уровня ментальности народа каждого конкретного государства в каждый конкретный период. Чтобы достичь европейского уровня демократии, нужны десятилетия упорной работы по изменению этой ментальности в заданном направлении. Фунтамент для изменяемой ментальности – высокоразвитое государственное хозяйство и вполне обеспеченная жизнь всех граждан. Самые необходимые элементы здоровой ментальности, это всеобщая предприимчивость, здоровый образ жизни и приверженность общечеловеческой морали. Всего этого в России можно достичь только достаточно жёстким управлением в рамках государственной законности.

 

А выход Путина В.В. из разведки в Президенты нельзя ставить ему в упрёк. Большого государственного ума американский госсекретарь Киссинджер как-то выразился в том духе, что наиболее сильные президенты выходят из разведки. Здесь он имел в виду Буша-старшего и кого-то ещё.

 

О призыве Ильи Эренбурга «Убей немца!» и чудовищных издевательствах Красной армии над немцами в Германии в заключительной фазе войны. Этот более чем страстный призыв в публикациях появился недавно, зато уж пользоваться им стали почти каждый пишущий на тему геноцида российских немцев и истребления немцев в Германии в конце войны. Конечно, такой изуверский призыв, да ещё как элемент государственной политики СССР, в цивилизованном мире непредставим. Вот и оперируют этим варварским лозунгом пишущие, доказывая либо обречённость российских немцев на полное уничтожение, либо акцент переносится на чуть ли не поголовное уничтожение мирного населения Германии при войне на её территории. И в том, и в другом случае читателю преподносится вырванная из контекста строчка, которая в этом случае приобретает совершенно иной смысл, иной до противоположности. В статье Вальдемара Фольмера статья Эренбурга приводится полностью, но автор и здесь использует этот текст как сильнейший, потрясающий воображение аргумент в утверждении, что немцы Германии должны были чуть не поголовно уничтожаться, чтобы вообще не существовало больше такой нации и немецкого государства как такового.

 

Что же мы видим в тексте статьи Эренбурга, которого с такой яростью ненавидят публицисты уже за то, что он ещё и еврей. Это возбуждает по особому, как испанского быка от красной тряпки тореадора. А между тем, если учесть ещё и дату появления статьи в фронтовой газете «Красная звезда» (24 июля 1942 года), то независимому читателю совершенно ясно, что это пропагандистский элемент разжигания ненависти к вторгшемуся беспощадному врагу и укрепления духа своих солдат в самый критический, переломный момент войны. Это обыкновенная пропагандистская тактика, которая применялась и в противостоящей германской армии, равно как и в других. В момент появления статьи с таким отчаянным названием ещё вовсе неясно было, устоит ли обороняющаяся страна и будет ли она вообще существовать. А к российским немцам статья с призывом «Убей немца!» никакого отношения не имела, это прекрасно понимали даже солдаты - читатели «Красной звезды». Не думаю, что это не понимают наши публицисты. Не обязательно это злой умысел или недобросовестное цитирование, а скорее типичный случай, когда кто-то первый пустил в оборот этот кричащий призыв со ссылкой на его авторство, и вот готов стереотип, который ещё долго будут приводить в качестве неопровержимого аргумента в своих утверждениях.

 

Когда этот же аргумент распространяют на германских немцев, то рисуются жуткие картины массового истребления мирных немцев и сюда же приплетаются миллионы изнасилованных женщин и даже детей. Советские солдаты как орды варваров только тем и занимались, что истребляли совершенно невинных граждан и массами насиловали женщин, поджигали дома и не давали их тушить. Причём цифры изнасилованных женщин приводятся с такой точностью, что диву даёшься: кто же их так точно считал? В свой очередной приезд в гости к брату в Германии в 1981 г. я, в ожидании регистрации моего приезда, разговорился с немолодой женщиной из ГДР, ожидающей той же регистрации. Её рассказ в кратком изложении выглядел так: к концу войны немцы уже вынужденно приучились заводить на любом участке земли около домов огородики и выращивать самое необходимое для пропитания. Приближение Красной армии ждали с ужасом, о варварстве русских людей им пичкали мозги во всё время войны и даже раньше. Часть населения двинулось на запад в зоны предстоящей окупации более цивилизованных европейцев. Рассказчица сама так и не уехала, отдавшись на волю судьбы, как и большинство др. немцев. Когда пришли русские, ничего особенного не случилось, если не считать полный разгром государства, которое было для них Родиной. А вот американские лётчики на небольших самолётах забавлялись такой игрой, когда чернокожий пилот на всей скорости резко снижался над женщинами, копошащимися на своих огородиках, и над самыми головами пролетал с рёвом моторов и диким хохотом, сопровождаемым пулемётной очередью, не обязательно прицельно. Эти «забавы» запомнились женщине более всего. И никогда я не слышал от пожилых немцев о тех непредставимых оргиях насилований женщин и детей или массовом уничтожении мирных жителей, о которых сейчас трубят во все трубы, соревнуясь в устрашении читателей

 

В качестве неотразимого аргумента в пользу массового уничтожения немцев Фольмер приводит цитату из приказа маршала И.Д. Черняховского «Нет пощады никому... Не надо требовать от бойцов Красной армии проявлять милосердие. Они кипят от ярости и желания мстить». Совершенно очевидно, что этот пассаж вырван из контекста, фраза даже оборвана в той части, где могли быть слова, изменяющие смысл всей